Продать душу Дьяволу (часть 2)
144174
388
petvik
" - не роптать, принять, "..... А что им еще остается...:))))
Кто их спросит и спрашивал?:))))
Или вы как остролог считаете, что все в руках наших?:))))
Ох, Вика..... Не лукавьте - вам все известно... Или себе не верите?:)))
TezirA
Читал про Тома Сойера и Геккельбери Финна!
А про дядю Тома - не читал......:))))
Вот про дядю Ку еще слышал:)))))))))))))))))))))))))))))))))))
feniks459
так прочитай
web-страница, но лучше книгу

и потом скажешь. как прочитаешь, был ли дядя Том каким то боком под князем мира сего, которого ты вспоминаешь частенько.
TezirA
Люди разные бывают.
И к разному стремятся.
Прочту - обязательно! Но не быстро.....
feniks459
А про язычество так никто и не рассказал......
Вот и место ему в мире. Определенное людьми.
feniks459
котГеоргий с тайги приедет мож расскажет про язычество)
TezirA
Этот может.....
Знаю, что скажет.
feniks459
дядя Том это персонаж негр-раб в США при рабовладельческом строе, был христианином (по сюжету) стремился к светлым ангелам, Верил в Бога.
Показать спойлер
Сэмбо и Квимбо, ненавидевшие друг друга, сходились только в одном: в
острой ненависти к Тому. Легри говорил им, что собирается сделать нового
негра старшим надсмотрщиком на время своих отлучек из дому, и этого было
достаточно, чтобы они почувствовали в нем соперника. Когда же Том впал в
немилость у Легри, ненависть, горевшая в их рабских душонках, вспыхнула с
еще большей силой. Вот почему Квимбо с такой охотой бросился выполнять
распоряжение хозяина.
Том сразу догадался, зачем его зовут. Он был посвящен в план побега и
знал, где прячутся Эммелина и Касси. Знал он и деспотическую натуру
человека, к которому его вели. И все-таки ему легче было бы пойти на смерть,
чем выдать беззащитных женщин.
Он поставил корзину меж рядов хлопка и пошел за Квимбо.
- Ну, теперь берегись! - говорил великан негр, подгоняя свою жертву
пинками. - Хозяин просто рвет и мечет. Теперь не отвертишься. Так тебе
всыплют, что не скоро очухаешься! Наперед будешь знать, как побеги
устраивать!
Легри вышел им навстречу.
- Ага, дождался, голубчик! - сквозь стиснутые зубы прошипел он, хватая
Тома за шиворот. - До того ты меня довел, что я решил тебя убить!
- Что ж, хозяин, убивайте, - покорно ответил Том.
- Да... я решил... убить... тебя, - продолжал Легри с ужасающим
спокойствием, - и убью, если ты не признаешься мне во всем. Где они?
Том молчал.
- Слышишь? - словно разъяренный лев, взревел Легри и топнул ногой. -
Признавайся!
- Мне нечего вам сказать, хозяин, - медленно и твердо проговорил Том.
- И ты смеешь отпираться?
Том стоял молча.
- Говори сию же минуту! - рявкнул Легри, ударив его кулаком по лицу. -
Ты знаешь, где они?
- Знаю, хозяин, но сказать ничего не могу. Убейте меня, я готов к
смерти.
Легри тяжело перевел дух, стараясь сдержать ярость, схватил Тома за
локоть и прохрипел ему в самое лицо:
- Слушай, Том, ты думаешь, на этот раз тебе тоже все сойдет с рук? Нет,
ошибаешься! Теперь я решил твердо и даже с убытками не посчитаюсь. Ты всегда
шел мне наперекор. Больше я этого не потерплю! Одно из двух: либо я подчиню
тебя своей воле, либо убью. Всю кровь из тебя выпущу каплю за каплей, а на
своем настою. - И в полном неистовстве он одним ударом сбил Тома с ног.
Описание жестокостей оскорбляет нас, наполняет гневом наше сердце. Нам
неприятно знать о мерзких поступках других людей. Но, увы, Америка, такие
злодеяния совершаются под защитой твоих законов! Знает о них и церковь -
знает и, по сути дела, безмолвствует!



x x x



- Будто и не дышит, хозяин, - сказал Сэмбо, против воли тронутый
долготерпением Тома.
- Бей его, бей, пока не признается! - крикнул Легри.
Том открыл глаза и посмотрел на него.
- Несчастный! - прошептал он. - Ты все равно ничего со мной не
сделаешь, - и потерял сознание.
- Ну, кажется, подох! - Легри наклонился к нему. - Так и есть. Что ж,
по крайней мере замолчит теперь на веки вечные. И то хорошо.
Но Том был жив. Его непоколебимое мужество поразило очерствевшие сердца
Сэмбо и Квимбо, и как только Легри ушел, они сняли несчастного мученика со
скамьи и сделали все, чтобы вернуть его к жизни, думая в невежестве своем,
что оказывают ему величайшее благодеяние.
- Что же мы наделали! Вот грех-то! - сказал Сэмбо. - А кто будет
отвечать за это на том свете? Пусть хозяин и отвечает, с нас нечего
спрашивать.
Они обмыли ему раны, положили его на подстилку из хлопка. Один из них
сбегал в дом, выпросил у Легри коньяку, будто в награду за труды, и,
вернувшись, заставил очнувшегося Тома выпить стакан до дна.
Показать спойлер
feniks459
Точно - остановился в развитии....!
Опять 25!
Феникс, ну когда Вы, наконец, в подобном ключе о себе не будете?
Вроде, неглупый дяденька...
К слову, тоже поздравляю с праздником.
TezirA
"Никто не приходит к Отцу, кроме как через Меня! Никто не приходит ко мне, кроме тех - кому положит Отец наш Небесный!"
Судьба у него такая была.... Помнишь про кукловодов?:)))
Regyna
Благодарю....:)
Не археолог я....
Имею специальность № 1!
Нет, не то что многие подумали...:))))
"Геологическая съемка, поиски и разведка месторождений полезных ископаемых!"...
В общем - собираю дензнаки и трачу их на съемку.....:)))) С переменным успехом.... Но непременным удовлетворением!
feniks459
Палеонтология, если не ошибаюсь, близко. ))
feniks459
Еще нужно "себя любить и отрывать свою задницу от дивана"...
ну. это на выбор. если хочешь получить что-то интересное, надо делать что-то интересное. но это не обязательно.

И искренне желаю вам не знать, что значит - "Просреца настоящая жизнь - не будет никакой вечной"....
я свою жизнь не просираю, хе-хе... а вы, походу баитесь того, что ждет за бесцельно прожитые годы, ага? и глупости сотворенные в былые годы, бесцельно прожитые покоя не дают и хочется чем-то искупить, да нечем покамест? или как? не могу понять причин вашего нытья постоянного. и попыток прослыть проповедником - тоже.

хотите служить? идите в монастырь. хотите искупить? искупляйте. бейте лоб пред образами и посылайте лучи позитива тем, кого обидели и оскорбили.

Когда одна моя бывшая жена попросила меня закрыть ее ебаря, который сломал ей нос и ее маме черенком от лопаты скулу
каждый человек достоин того, что с ним происходит. кто-то это понимает, кто-то - нет. не понимаю, к чему это пример применительно к "продаже душ" и спасательной миссии мистера феникса...
SUICIDAL
нпп
призываю всех придерживаться таки, темы!
Матушка_Гусыня
:))))
О Любви.
Посмотрите - не пожалеете....
Автоинформатор
Наверняка для каждого человека можно подобрать боль такой силы, что он согласится отдать душу за избавление от угрозы этой боли. Пытки ломают почти всех. Возможно, оставшиеся единицы из тех, кто выдержал, имели психику, которая оказалась способна выдержать величину боли, ограниченную возможностями их организма. А что если бы экзекуторы нашли способ обойти это ограничение?
Автоинформатор
И, полагаю, неверно говорить о душе как о некой сущности, которую можно передать или отнять. Душа это нечто, которое существует исключительно на субстрате нашего сознания и отдельно от него не существует. Душу можно повредить, полностью уничтожить. Наверное, можно исцелить. Но продать, передать другому - это нонсенс.
Simbirsky
Всё с точностью до наоборот. Душа (или Я-Быть) существует отдельно от всего, как бесконечное, и соединяется с телом "смазкой" - сознанием.
Ее нельзя уничтожить, но легко поймать в ловушку, как бы держать в плену. Такими ловушками пользуются некие силы, выдающие себя за богов на Земле, но имеющие лица змей (рептилий). Земля - тюрьма для душ. Те, кто начинает это понимать, просыпается и может выйти из ловушки.
_Энигма_
Интересно сравнение со "смазкой". Вы можете показать свое видение этого соединения "смазкой" еще как то, с подробностями или с другой стороны?
_Энигма_
Душа (или Я-Быть) существует отдельно от всего, как бесконечное, и соединяется с телом "смазкой" - сознанием.
Душа - это накопленная энергия за все время нашего существования, энергия впечатлений, самая ценная энергия во Вселенной, за которую и идет борьба разных сил.
Душа - это наш стержень, это наш бесконечный потенциал энергии, который указывает нам наш земной путь, направляет и т.д. Если у человека есть связь с душой, он обретает смысл жизни, он знает направление куда идти, он не совершает ошибок, не имеет сомнений и пр.
Есть маленькое "я" человека ( ЭГО), которое рождается с ним в данном воплощении и есть большое Я или Высшее Я - Дух, которое сейчас называют Я - Есмь.
Чаще всего, человек не может почувствовать свою Душу и тем более видеть эту прекрасную структуру, но он может ей распоряжаться.
Продать Душу Дьяволу - это не совсем то, что показывают в фильмах: когда приходит некто и человек осознанно заключает с ним сделку... такое тоже может быть, но зачастую это происходит неосознанно, когда человек действует вопреки себе.

Это искушения... поэтому, искушения надо осознавать четко и вовремя пресекать в себе, не поддаваясь на этот соблазн.
Искушают нас меньшие силы, чем Дьвол, т.е. его подопечные, грубо говоря. Демоны и пр., которые затем питаются энергией той Души, которая поддалась искушению, заставляя снова и снова делать человека то, что он сделала однажд.
Первый раз предать трудно... сотый раз - норма и т.д.

Например, кассирша сдавала Вам больше денег чем нужно, возникает соблазн не говорить, вначале это маленькая, не значительная сумма, но поддавшись соблазну, Вы уже предали себя, дальше дело техники того Демона (той силы), которая заставила Вас поддаться этому соблазну.
Автоинформатор
Не хотел постить в Кофейне...
А тут ближайший топ этот попался с приличным наименованием:)))
Приходилось как-то разбирать писания ранних христиан и в частности "Поучения Силуана", 2-4 века, которое отлично показывает каким было христианство еще во времена Никейских пертрубаций. Он, возможно, отразил Александрийскую традицию, которая, впитав в себя греческую понятийно-логическую систему, сформулировала многие важнейшие педагогические принципы раннего христианства.
Текст относится к жанру этико-педагогических наставлений, воплощавшихся в форме поучений отца к сыну, как плотскому, так и духовному.
Я подчеркиваю, этот памятник не еретический и размещен на ортодоксальном ресурсе. Автор до конца не установлен. Отсылка к спутнику апостола Петра - Силуану ( Деян. 15, 22; I Пет. 5, 12) не доказана.
Зачем я это размещаю? Для того, что бы поскрипеть мозгами и сравнить уровень его мышления с уровнем нынешним, ссылку на который я размещу ниже. Полный текст тут:
https://lib.pravmir.ru/library/readbook/22
Показать спойлер
Расстанься со всяким детским возрастом и приобрети себе крепость ума и души. Усиль войну против всякого безумия страстей, эроса, дурной злобы, любви к славе, любви к раздорам, мучительной зависти, негодования, гнева, жажды, стяжательства. Охраняйте свою крепость оружием и копьями! Вооружись всеми воинами, т.е. словами, начальниками, т.е. советами и своим умом как руководящим принципом.....
Удали все это, несчастная душа! Положись на своего предводителя и своего учителя. Ум – это предводитель, а Логос – учитель: они выведут тебя из погибели и опасности..... Вверься этой упряжке двух друзей: Логосу и уму – никто не победит тебя. Пусть Бог обитает в твоей крепости и Дух его защищает твои ворота! Ум божества пусть защищает стены. Святой Логос пусть станет факелом твоего ума, сжигающим дерево, т.е. весь грех.... Мой сын, возьми себе за основу воспитание и учение.... Почему ты следуешь за тьмой, когда свет находится в твоем распоряжении? Почему ты пьешь плохую воду, когда у тебя есть хорошая вода? София призывает тебя, а ты стремишься к глупости. Не по своему желанию ты делаешь это, но скотская природа, которая в тебе, именно она делает это....
Что есть дурная смерть, как не незнание? Что есть дурная тьма, как не забвение познания?... Ибо глупый человек одевается в глупость, как в одежду, и как в траурную одежду облачается в позор, и венчает себя незнанием, и садится на трон непонимания. Ибо, будучи неразумным, он сам заблуждается. Ведь им руководит незнание, и он идет дорогами желания, всяких страстей. Он плавал в желаниях жизни и пошел ко дну. А он-то думает, что извлекает пользу, делая все то, что не содержит в себе пользы. Несчастный человек, который идет через все это, умрет, потому что у него нет ума руководителя....
Но прежде всего познай свое рождение. Познай себя, что ты есть, из какой ты сущности, или из какого рода, или из какого колена. Знай, что ты произошел из трех родов: из земли, из сформированного и из созданного. Тело произошло из земли, из земной сущности, а сформированное произошло ради души из божественной мысли. Созданное же – это ум, который произошел по образу Бога. Божественный ум имеет сущность от божественного. А душа это то, что он сформировал в их собственных сердцах. Ибо я думаю, что она является женой того, кто произошел по образу. А тело, которое произошло из земли, его сущность – материя. Если ты смешаешься, ты обретешь себе три части, поскольку ты упал из добродетели в неполноценность.
Не правда ли, весьма интересные поучения. Присущие больше первому курсу высших образовательных учреждений. Что здесь от религии и догмы? Где призывы к безусловному почитанию клира? Нет, ума!
Живи, следуя уму. Не думай о плотском. Приобретай себе силу, так как ум – это сила....
Глупый же человек не остерегается говорить сокровенное, мудрый человек не бросает любое слово, но становится созерцателем того, что слышит. Не бросай каждое слово в присутствии тех, кого ты не знаешь. Имей множество друзей, но не советников. Сначала испытай своего советника. Ибо всякий человек, который льстит, - не почитай его. Их речь сладка, как мед, а их сердце полно чемерицы. Ибо когда они подумают, что стали надежным другом, тогда они лживо обратятся к тебе и сбросят тебя в грязь. Не доверяйся никому как другу. Ведь весь этот мир произошел обманно, и каждый человек волнуется напрасно. Все вещи мира бесполезны, но они существуют всуе. Нет никого, даже брата: каждый ищет выгоду для себя.... Мой сын, не бери себе всякого человека как друга. А если ты приобрел его, не доверяйся ему. Доверяйся только Богу как отцу и как другу. Ибо всякий человек ходит во лжи. Вся земля наполнена страданиями и печалью: в них нет пользы. Если ты хочешь прожить свою жизнь спокойно, не общайся ни с кем. Даже если ты общаешься с ними, будь, как если бы ты не общался. Будь угоден Богу, и ты не будешь нуждаться ни в ком...
Живи с Христом, и он спасет тебя. Ибо он истинный свет и солнце жизни.... тот, у кого нет здорового ума, лишен удовольствия приобрести себе свет Христа, т.е. разум....
Невозможно тебе никак познать Бога, кроме как через Христа, того, который имеет образ Отца.
Показать спойлер
Хорошо сказано о друзьях и главное, четко обозначено, что Христос есть Разум! А последний, видим выше, есть мышление. Прямо сказано, Бог познается через Разум - Христос. Он Умопостигаем.
Показать спойлер
Точно также он говорит о нашем уме, как о светильнике, который горит и освещает место: находясь в одной части души, он освещает все ее части.... Все находится в Боге, Бог же не вмещается ни в чем...
Что же такое познать Бога? Все, что пребывает в истине, есть Бог. Однако невозможно смотреть на Христа, как невозможно смотреть на солнце. Бог видит всякого, но никто не смотрит на него.... Так и Христос, даже если он постижим, то по своей сущности он непостижим. Христос есть все. Тот, у кого нет всего, не может познать Христа.... Мой сын, не дерзай говорить слова о нем не ограничивай для себя Бога всего умственными образами. Ибо тот, кто судит, не может быть судим тем, кто судит. Хорошо спрашивать и узнавать, кто есть Бог. Логос и ум – это мужские имена.... Просвети свой ум светом неба, чтобы ты смог отправиться к свету неба. Не уставай стучать в дверь разума и не прекращай ходить по пути Христа. Ходи по нему для того, чтобы ты смог получить отдых от своих мучений....
Мой сын, береги себя от зла и духа зла, не позволяй ему, чтобы он сбросил тебя в бездну. Ибо он безумный и жестокий.... Ибо душа, которая подпала смерти, оказывается лишенной разума. Ибо лучше не жить совсем, чем обрести жизнь скота....
Показать спойлер
Обратите внимание, все находится в Боге! Но лишь то, что пребывает в Истине - есть Бог! Остальное пребывает в неведении. Стуча в двери Разума ты ходишь по пути Христа. Дух зла определен как Безумие. Смерть лишение разума и обращение в скотство.
Ибо древо жизни – Христос. Он – мудрость. Ибо он – мудрость. Он также Логос. Он – жизнь, сила и дверь. Вверь себя Логосу – и удали от себя скотство. Ибо животное являет то, что не имеет разума. Ведь многие думают, что у них есть разум, но если ты посмотришь на них внимательно, их речь оказывается скотством.
Двери Разума, помните? "Я есьм дверь! Кто войдет мною, тот спасется!" Не верой в распятого галилеянина спасается человек, а мышлением - Христом, Дверью Разума.
А человек, который ничего не делает, не достоин называться разумным человеком. Разумный человек – это тот, кто боится Бога. А тот, кто боится Бога, не делает никакого безрассудства. Тот же, кто оберегает себя от того, чтобы совершать безрассудство, - оберегает свой руководящий принцип....
Познай, кто есть Христос и обрети его себе как друга, ибо он – верный друг.... Он дает жизнь и питает все живое и силы. Как душа дает жизнь всем членам, так и он господствует надо всем в силе и дает им жизнь. Ибо он – начало и конец всего... Ибо Бог не нуждается в том, чтобы кого-нибудь испытывать. Он знает все до того, как это произошло, и он знает тайное сердца. Все же они (тайные помыслы) явны и ничтожны перед ним. Пусть никто не говорит, что Бог незнающий! Ибо нечестиво помещать творца всякого творения в незнание. Ибо даже то, что находится во тьме, перед ним как в свете. Итак, ведь нет ничего скрытого, кроме одного Бога... Ибо он тот, кто обитает во всяком месте и в то же время – ни в каком месте. Ведь никто, кто хочет, не сможет познать Бога, как он существует, ни Христа, ни Духа, ни хора ангелов, ни архангелов и тронов духов, ни возвышенные господства, ни великий ум.

Если ты не познаешь себя, ты не сможешь познать их. Открой себе дверь, чтобы ты смог познать то, что происходит. Стучись в себя самого, чтобы Слово открыло тебе.... Мой сын, готовь себя уйти от правителя мира тьмы и от такого воздуха, который полон сил. А если у тебя есть Христос, ты победишь весь этот мир...
Возьми себе мудрость Христа, долготерпеливую и кроткую, и оберегай ее.
Итак, вечное: "Познай самого Себя!" Совлекись ветхого человека-скота, пребывающего в неведении и безумии. Вооружись Христом-Разумом, который родит тебя Свыше от Духа. Четко указано на три типа человека. Ни слова об обрядности и антиминосах, ни слова о мощах и иконах.. Бесконечная хвала Христу - Уму и отвращение от смерти - скотства.
Не стал прятать под кат. Прошу вас прочесть текст очень внимательно - это сокровище!
Вот это уже похоже на истинное христианство.
LuciusVerus459
Как и обещал, прошу вас идеи из вышеуказанного источника сравнить с современными идеями внутри РПЦ, в изложении протоирея Алексея Чаплина: "О потерянном рабстве и рыночной свободе":
http://www.blagogon.ru/digest/737/
Показать спойлер
Главная проблема современного Православия и, собственно говоря, России (потому что России нет без Православия) – это то, что мы разучились быть рабами. Христианство – это религия сознательного и добровольного рабства. Рабская психология – это не какой-то скрытый подтекст, а норма мироощущения для православного христианина.... Что стоит за понятием «рабство Божие», нам раскрывает Евангелие. Раб ничего не имеет своего. Он живет только милостью своего Господина, Который, «посчитавшись» с ним, находит его либо добрым рабом, исполняющим Его повеления и достойным еще большей милости от своего Владыки, либо лукавым и ленивым, достойным строгого взыскания. Рабство Божие лишает христиан даже привязанности к самым близким – мужу, жене, родителям, детям. Они не наши – они тоже рабы нашего Господа.... Что же касается свободы во Христе, то она освобождает христиан не от рабства человеческого, а от греха....
Итак, наши критики правы – мы очень удобная религия для государства. Поэтому христианство и созидало великие империи. Ибо только православные рабы способны на великий подвиг самопожертвования во время войны и мира. Даже СССР смог восстановиться в пределах Российской империи, только благодаря потенциалу рабской психологии, еще по инерции сохранявшейся от Православия на подсознательном уровне в русском народе....
Сегодня Россия вновь мечтает о великодержавности. Но для православного сознания историческое Российское величие основывалась исключительно на трех китах: Православие, Самодержавие, Народность..... И разница кроется в том, что из нас революционеры-демократы всё же по капле окончательно выдавили рабское сознание. В нас настолько вдолбили, что рабы не мы и мы не рабы, что самая суть христианства для нас стала чуждой. С отречением от Самодержавия мы отреклись от принципа, что всякая власть от Бога и провозгласили, что власть от народа. С установлением «народной» власти мы присвоили себе землю, недра и вообще всё благосостояние нашего «народного государства», возомнив, что это не Бог даровал нам землю, а наши доблестные предки завоевали себе место под солнцем. А затем, в эпоху перестройки и приватизации, мы пришли к «очевидной» вещи: государственно-народное – значит ничье и утвердили примат частной собственности. Каждый почувствовал себя хозяином жизни в той мере, насколько распространялась его частная собственность. В результате новые буржуа, которые гордо стали именовать себя «средним классом», ратуют за «стабильность»... Но человек эпохи всеобщего потребления не способен на великодержавность своих предков, так как в государстве видит не образ Царства Небесного, а гаранта реализации своих потребительских прав на свободу, равенство и братство. Государство для него тем милее, чем более оно позволяет ему удовлетворять свой потребительский спрос и чем менее связывает его обязанностями и ограничениями. Не сильной армией ныне определяется благополучие государства, а количеством банков с низкой кредитной ставкой и маленькими налогами. Интересы государства – это не интересы человека потребителя. Государство для него – необходимое зло. Необходимое – потому что дает пенсию и социальные льготы. Зло – потому что забирает кровное его – налоги и коммунальные платежи. Ресурсы и средства производства в сознании потребителя принадлежит народу (т.е. ему), а государство паразитирует на всем этом. У человека- потребителя нет патриотизма по отношению к государству.... Единственное, где человек потребления готов рисковать, жертвовать и убивать – это в борьбе с врагами своего светлого комфортабельного будущего. Ради этого толпа обывателей готова даже стать революционерами, хотя и революции в обществе потребления совершаются исключительно за деньги и за обещания доступности еще больших благ...
Не так относились к государству рабы Божии. Для них государство – это то, что принадлежит Государю, Царю. Царская власть от Бога и царь, как Божий помазанник, является источником благосостояния державы...Раб не живет платой за свою службу и работу, он живет милостью со стороны Государя и надеждой на Царство Небесное. Его обязанность перед Богом – отдать свою жизнь за Веру, Царя и Отечество, будь то на войне или в мирное время.... Для этого достаточно посмотреть на наше отношение к властям – от начальника на работе до Президента в миру или от священника до Патриарха в Церкви. Оно сугубо потребительское. Везде мы ропщем, везде мы недовольны, везде мы обижены. Если евангельский Царь считается со своими рабами, как со своими должниками, то мы предъявляем счета властям, как бесконечно нам обязанным своей властью....
Рабы не выбирают. Рабы Господина принимают. Епископа не выбирают – его принимают от Бога. И Царя не выбирают – его принимают от Бога (в таком смысле и понималось избрание на царство Михаила Федоровича Романова в 1613 г., который, согласно «Утвержденной грамоте», именовался «Богоизбранным Царем»). Только для рабского сознания действует новозаветный принцип, что всякая власть от Бога, и только христианское рабское служение власти может стать той почвой, на которой возродится Самодержавие.... Не Царь был обязан народу, а народ, как раб, чувствовал себя обязанным Царю, который для него был Образом Царя Небесного (свят. Димитрий Ростовский). В православной России благосостояние измерялось не потребительским раем для обывателя, а государственной мощью царства и святостью Церкви. Чем сильнее царское войско, чем больше храмов и монастырей в стране, тем благополучнее считается царствование монарха, и тем ближе к Небу на земле ощущают себя верноподданные рабы Божии. Раб Божий не ищет наград земных, он ищет благ небесных. Путь земной для христианина-раба – это путь Креста и скорбей. И какое бы место в обществе раб Божий ни занимал – от царя до холопа и от патриарха до монаха – всё это лишь место скорбей. Скорбями не наслаждаются – ими спасаются.....
Почему нас самих, православных, так раздражает благосостояние духовных отцов? Наверное, потому, что «отцами» мы их называем по старинке, соблюдая этикет. Реально, не отцов мы в них хотим видеть, а лакеев собственных «духовных» потребностей. А лакеям негоже ездить на машинах, им нужно ходить пешком, или, по крайней мере, для пущей важности ездить на ослах. А сколько было сказано, что храмы превратились в дома торговли требами, свечами, иконами и прочими «духовными товарами»… Но это не священники вдруг стали торговцами. А это современные христиане превратились из рабов Божиих в религиозных потребителей...О, сколько раз можно было слышать от братьев-сослужителей ропот на священноначалие за «налоги» и «поборы».
Это тоже показатель отсутствия Божьего рабствования. Ведь архиерей хозяин прихода, а не священник и прихожане. Бог преподает нам свое благословение через архиереев. Священнодействия действительны благодаря правящему епископу, а не личному благочестию священника. Это мы питаемся от милостей Владыки, а не Владыка от наших налогов. Мы обязаны отдавать ему все, и с благодарностью довольствоваться тем, что он нам даст от своей милости. Когда архиерей посещает приход, мы должны «поспешить» отдать последнее, чтобы достойно встретить в лице епископа самого Спасителя...
Если для нас, православных, священноначалие есть образ Божий, если мы в его власти чтим власть Самого Христа, то как мы можем требовать отчета от архиерея, которого именуем Владыкой из-за власти «вязать и решить» нашу посмертную участь? Разве раб может требовать отчета от Царя? Мы всё время боимся, что священноначалие нас может обмануть или предать. Но разве не свидетельствует эта подозрительность о нашем неверии, что Бог в Церкви? Как не может быть тело без главы, так и не может быть Церковь без Бога. А епископская власть для Церкви, согласно нашей вере, имеет такое же значение, как «дыхание для человека и солнце – для мира».
Рабское сознание дает возможность нам правильно относиться и к часам Патриарха (если таковые вообще существовали), и к дорогим иномаркам священноначалия. Для раба престиж Господина – это его личный престиж. Для христианина должно быть унизительным, что у архиерея машина хуже, чем у светских правителей. Лучше ходить самому пешком, чем видеть Предстоятеля Церкви ездящим на трамвае (как, например, ныне почивший Патриарх Сербский Павел). О горе Сербии! О унижение для всего Православия, когда князь Церкви страны, именующей себя православной, пользуется общественным транспортом.
Таким должно быть наше отношение к властям, если мы христиане; так мы должны мыслить, ибо так вели себя и мыслили истинные рабы Божии святые угодники, на которых мы призваны равняться....

Для того чтобы постичь истину, мы должны перестать «включать мозги» и начать на деле себя мнить ничем и звать никем. Одним словом, мы должны взращивать в себе раба. Путь к рабству Божьему лежит через рабствование человеку: детей – родителям, жены – мужу, христианина – священноначалию, гражданина – государству со всеми чиновниками и силовиками, включая Президента. Перефразируя слова апостола о любви, можно сказать так: «Как ты дерзаешь себя называть рабом Бога, когда не научился быть рабом у человека?» Только воспитав в себе рабскую психологию, мы не только сможем возродить ту Россию, которую не сберегли, но и войти в Царство Небесное, куда закрыты двери для всех «свободных» не во Христе.
Показать спойлер

Оставлю без комментария и лишь приведу две цитаты из НЗ:
" Вы куплены дорогою ценою; не делайтесь рабами человеков." 1 Коринфянам, 7:23
" Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего." От Иоанна, 15:15

Выводы делайте сами.
LuciusVerus459
"Рано распространившись (по сути дела, уже при жизни своего основателя) в различные края ойкумены, приобретшее там многочисленных последователей и просуществовавшее около тысячелетия, теперь манихейство вызывает интерес лишь у исследователей древности, хотя уже в первые века своего существования манихейство на Западе было самым опасным противником церковного христианства, а на Востоке — зороастризма, буддизма, а затем и мусульманства. Но даже и после того, как в начале второго тысячелетия манихейство практически исчезло с исторической сцены, оно продолжало вызывать ярость оппонентов и оставалось (и остается до сих пор) именем нарицательным для обозначения практически любой ереси"... Что это? Какие силы определяют энергию Учения? Поразительно!
Система очень сложная в деталях и по доброму завидую, хотя сам Мани чрезвычайно плохо кончил. С него содрали кожу, с живого. Невольно приходят на ум следующее:
"Жить нужно так, что бы и спустя тысячу лет - она вызывала ярость!"

Есть отличные блоги по манихейству. Но я просто боюсь их выкладывать. Во избежание...
Сами понимаете, у меня нет тысячи лет..)))
LuciusVerus459
"... зороастризм обладал оптимистическим взглядом на будущее мира, а манихейство
пессимистическим" - эко, каково открытие...)) Как и то, что греческая философия сплошь позитивная, в отличии от первоначального христианства - гнозиса!
Даже не хочу ломать копья.... Есть на этом форуме люди, которые искренне считают, что Космос - благ?
Не умею голосувалку постить....
Это вопрос отнюдь не праздный. И, конечно, не к санкциям ...)
LuciusVerus459
Ну, наконец то!
Выложу часть интервью Анн Бренон французскому телеканалу:
Показать спойлер
ARTE: Анн Бренон, Вы всегда говорите "добрый человек" и никогда не употребляете слово "катар".
Анн Бренон: Я не люблю употреблять слово "катар".
ARTE: Но ведь они именно так и назывались?
Анн Бренон: Извините, но так их называли только их противники в Рейнских землях. А это вовсе не одно и то же! Слово "катар" немецкого происхождения. Это игра слов для эрудитов: что-то среднее между греческим "katharos", что означает "чистый", и словом "Ketter", которое можно перевести как "колдун, поклоняющийся коту". И из слова "Ketter" немцы потом сделали слово "Ketzer", что значит еретик вообще. Это слово почти никогда не употреблялось в Окситании. Оно стало популярным после публикаций эльзасца Карла Шмидта в 1848 году и немца Арно Борста в 1951 году. Тогда же немецкое слово "Katharer" было переведено на французский как "Cathares".
ARTE: Значит, этих катаров нужно называть "добрые люди" ?
Анн Бренон: Наиболее честно было бы называть их так, как они называли себя сами: Христиане или апостолы. Они определяли себя исключительно как "истинная Церковь Христа и апостолов". По этому поводу я хочу сделать ещё одно уточнение. Те, кого называли катарами или еретиками, были монахами этой Церкви. Верные назывались просто верующими. Верующие говорили о себе, что они "устремлены к Добру", то есть к тем, кто был их клиром – кого собственно и называют сейчас катарами – к "добрым мужчинам" и "добрым женщинам". Но всё не так просто, ведь Инквизиция изобрела для них ещё одно название, а именно "совершенные", чтобы приравнять их к античным манихейцам. Это был дополнительный способ их дискредитации.
ARTE: Но разве они не были дуалистами, как манихейцы?
Анн Бренон: Нет, они были дуалистами как раз потому, что они были христианами.
ARTE: Но ведь христианская религия не дуалистична. Бог создал мир. Катары же говорили о другом, что это дьявол его создал. Как Вы можете говорить, что они были христианами?
Анн Бренон: Как сказал наш общий учитель Жорж Дюби: "Всё христианство XI-го века было полностью и спонтанно манихейским". Католический антидуализм на самом деле догматизировался только под конец XII-го века. А скрытый дуализм Нового Завета в ходе истории, в разные периоды, более или менее развивался различными христианскими группами, римским христианством в целом, а катарами в особенности.
ARTE: Что Вы имеете в виду под "скрытым дуализмом"?
Анн Бренон: Например, то, что сказано в Евангелии и в 1-м Послании Иоанна, где противопоставляется Бог и мир. Это интерпретация известной цитаты: "Царство Мое не от мира сего". Таким образом, и мир не от Бога.
И всё время, столько, сколько существовал катаризм, звучал в их проповедях мотив этой оппозиции между Царством Божьим и "этим миром" (князь которого есть Сатана), дополнявшийся оппозицией между истинной Церковью Божией, то есть "еретической" Церковью, и фальшивой, узурпаторской, Церковью Римской, заключившей пакт с этим миром. Вот настоящие корни знаменитого катарского дуализма! Я цитирую доброго человека Пейре Отье: "Есть две Церкви, одна гонима и прощает, а другая всем владеет и сдирает шкуру".
Показать спойлер

Правда всегда выходит на свет. О манихействе речь еще будет впереди.
http://artifact.org.ru/proshloe-fas-i-profil-2/kalibrovka-teorii/218-intervyu-ann-brenon-frantsuzskomu-telekanalu-arte.html
LuciusVerus459
Не буду указывать источник, пока не прочел сам до конца, но некоторые цитаты - раскрывающие истинный облик и учение добрых людей, приведу:
Показать спойлер
Существуют и другие документы, которые помогают нам понять место еретиков в их универсуме и увидеть их настоящие образы. Сохранилась сводка об акте церковного правосудия, совершенного в Аррасе Жераром, епископом Камбре, который разбирал дело группы еретиков, выявленных в городе.
Она составлена в очень умеренном и точном контрастирующим с фольклором хронистов; дело выглядит намного более серьезным. Допрашиваемые еретики, очевидно, были простыми мирянами, возможно, жителями города. Их спрашивали, отрицают ли они таинства (крещение, причастие, покаяние, брак), а также иерархическую организацию Церкви и культ святых. Они просто отвечали, что их Законом является Евангелие, а образцом жизни - или дисциплиной - модель апостольской жизни (Деяния и Послания). Они отрицали другие святые книги, то есть, очевидно, Ветхий Завет. Чтобы оправдать отказ от крещения, они выдвинули три достаточно разумных и логичных аргумента: дурные нравы священников обесценили всю действенность полученного ими таинства; когда человек говорит, что не будет больше грешить, а потом грешит всю жизнь - это ложь; и во всяком случае, привлечение к обряду третьего лица, крестного отца, не
имеет никакой ценности для маленького ребенка, который ничего не понимает и ничего не хочет…
Что касается евхаристии, камня преткновения для католицизма, то еретики Арраса не видели в этом «ничего иного, что видят телесные глаза», то есть исключительно хлеб и вино; они отрицали Преосуществление.
Они называли «Праведностью» свои правила евангельской жизни (отказ от мира, целомудрие, ненасилие, любовь) - именно то, что катары определяли выражением «Правила Справедливости и Правды». Потому окончательно отвернувшись от гротескного образа колдунов, мы начинаем различать в еретиках очень религиозных людей, отстаивавших образ жизни согласно Писаниям Нового Завета, и противостоявших практикам и организации Римской Церкви.
Показать спойлер
Краткий портрет диссидента, который рисует Адемар де Шабаннес, хронист, таков: «Они говорят, как философы и ведут себя, как святые».
Современные медиевисты отмечают, сравнивая между собой бесконечное количество документов, что в первые годы XI века существовали настоящие религиозные общины, где еще не было четкой разницы между диссидентством и ортодоксией. Там были мужчины и женщины, клирики, монахи и миряне - и все они были спаяны авторитетом и следованием священному тексту - Новому Завету, который они противопоставляли Ветхому.
Они проповедовали Евангелие. Идеал, который они провозглашали, был возвращением к чистоте идеалов и практикам ранней Церкви. Они не требовали создавать новую Церковь, более праведную, чем уже существующая: они хотели вернуться к истокам христианства. Они хотели реставрировать Церковь Христа и апостолов Его.
Что же, именно это желание и привело к их полному уничтожению.
LuciusVerus459
"Понятно, что катарское христианство не имело никакого призвания изолироваться на горных вершинах над всеми человеческими превратностями и опасностями, поскольку считало, то именно эти человеческие превратности и опасности содержат зерно Спасения. Ведь в самом сердце оживленных бургад – в Мирпуа, в Виллемуре, в Фанжу – следует искать катарские поселения, а не в пустыне, где, как всякий знает, некому проповедовать. Добрые Люди были там, где нужно было спасать души. У них не было никакой надобности строить далекие замки и возводить часовни. Если они занимались разнообразными ремеслами, от ткачества до медицины, если они работали в сельском хозяйстве, каменщиками или плотниками, то делали это для того, чтобы прокормиться, а не придать особую значимость своему контакту с материей или материальным, и не придавали этой работе какой-либо священной или символической ценности.
Из всего предыдущего становится также понятным, что катаризм в самый расцвет Средневековья, во «времена кафедральных соборов», был удивительно не символическим христианством... они интерпретировали хлеб Тайной Вечери как хлеб Слова Божьего и видели в чудесах Христа смысл Его духовной миссии: слепые, которым Он возвращал зрение, были слепы сердцем; бесы, которых Он изгонял - были грехами, и Он воскрешал мертвых (в невежестве) - к истинной жизни (Благовестием). Такой вид символизма может быть квалифицирован как рационалистический и чисто интеллектуальный. Никогда христиане-катары не пытались поместить священную искру в видимый объект, но громко возглашали, что «истинная Церковь Божья не из камня, не из дерева, и не из чего, созданного руками человеческими» (Дублинский Ритуал на окситан), и что «это сердце человеческое – истинная Церковь Божья» (проповедь Гийома Белибаста).
Добрые Люди не только не строили часовен, но отправляли свой культ, проповедовали, благословляли хлеб, давали утешение в каком угодно месте: в собственных религиозных домах, когда те у них были, но также и в домах верующих, в амбаре для сена, в замковой зале или в корчме, в пастушеской хижине, или под звездами на лесной поляне.
Они всегда высмеивали суеверные практики Римской Церкви, культ реликвий, священных предметов, статуй святых, распятия – которые они считали орудием пытки – и даже священной земли кладбищ. Если даже необходимость иногда заставляла их создавать собственные кладбища – если, к примеру, деревенский поп не желал хоронить их на своей территории – или гордые местные верующие еретиков не желали быть похороненными на его территории – этим кладбищам никогда не придавали значения «священной ограды». Тела, которые там хоронили, были предназначены для того, чтобы гнить, а не ожидать будущего воскрешения.
Катаризм был не символическим христианством. Если бы он им был, Инквизиция, сжигавшая даже трупы еретиков, и разрушавшая дома, под крышей которых совершалось хотя бы одно consolament, использовала бы любые средства для того, чтобы стереть всякий след пребывания его в этом мире. Если бы катарский храм когда-нибудь существовал, то он был бы уничтожен с не меньшим рвением, чем храм Соломона в Иерусалиме. Но катарского храма не было, и им не был даже Монсегюр."

Вот хоть что нибудь бы добавить?! Или хоть чему нибудь бы возразить?!
LuciusVerus459
Правда из текстов Инквизиции: приговор жилищу еретиков.
Приговоры Бернарда Ги, in ibid. p. 168.

Во имя Господа Нашего Иисуса Христа, Амен.
Исходя из того, что мы, означенные инквизиторы и викарии законной Инквизиции установили, исходя из показаний свидетелей, приносивших присягу в нашем суде, что в каммас и в доме Раймонда де Лантар, из Ружьеров, возле Монклер, означенный Раймонд и его жена Бернарда, и Пьер, и Арно, и Бернард, братья и сыновья означенной пары, и Гийом, внебрачный сын означенного Пьера, были еретикованы Пьером Отье, еретиком (…) Мы, означенные инквизиторы и викарии, принимая во внимание апостольский закон, учрежденный для таких деяний, а также недавний и чрезвычайный характер деяний; исходя во всем этом также из совета людей мудрых и ученых; данной нам властью, мы провозглашаем сим написанным окончательный приговор, и приказываем, чтобы означенные дома со всеми пристройками, были разрушены и снесены до основания; и чтобы, по нашему решению, весь их материал был бы сожжен или использован в благочестивых целях. И чтобы в будущем не было возможным возвести или восстановить здесь никакого жилища или ограды, но чтобы это место навсегда оставалось необитаемым, необработанным и открытым всем ветрам; ибо раз оно стало вместилищем вероломства, то теперь навсегда должно остаться местом скверны. И если кто-нибудь, исходя из своего самомнения, поступит вопреки нашему приговору или взбунтуется против него, и восстановит, обработает или оградит означенные места, или даже будет сознательно в этом участвовать, советовать или попустительствовать, то мы данным документом связываем его узами отлучения.
А до этого те-же об умерших в ереси (сиречь, до них уже не дотянуться "святым" рукам):
Собравшись в трибунал, чтобы произнести окончательный приговор, мы заявляем и объявляем означенных покойных, мужчин и женщин, еретиками, нераскаявшимися в ереси и умершими в ереси; и осуждаем означенных мужчин и женщин нашим вышеизложенным приговором на то, чтобы в знак их погибели их останки – если их возможно будет отделить от останков других католиков – должны быть извлечены из священной земли кладбища и сожжены за мерзость столь гнусного преступления.
Это, Лана, по твоему - христиане и их Церковь?)
Они отвращали и отвращают человек от Бога. Они прячут Его у людей и ведут в яму.
LuciusVerus459
"На протяжении долгих лет Иннокентий III пытался навязать всем идею крестового похода против великих окситанских князей, виновных в толерантности и защите ереси: особенно против Раймона VI, графа Тулузского, и его племянника Раймонда Роже Тренкавеля, виконта Каркассона, Альби, Безье и Лиму. Филипп Август, неприязненно смотревший на это вмешательство папской власти во внутренние дела великих вассалов его короны, не соглашался с этим. Но чаша весов склонилась в пользу Иннокентия после убийства в январе 1208 года Пьера де Кастельно, цистерцианского папского легата. Тогда граф Тулузский, вновь отлученный от Церкви, был назван заказчиком этого убийства, а папа обратился с торжественным и слезным призывом к крестовому походу. Король Франции вынужден был разрешить некоторым своим баронам взять крест....
Прежде всего, границы прихода были признаны обязательными. Всякий верный в пределах своего прихода отныне был обязан исповедоваться и причащаться хотя бы раз в год, на Пасху, под страхом отлучения от Церкви и лишения христианского погребения. Сами епископы были призваны к порядку: ведь еще Реймский собор 1157 года обязал их преследовать еретиков. Латеранский собор 1215 года предписал им посещать каждый приход своей епархии раз или два в году, чтобы выяснять, нет ли там еретиков или отклоняющихся. И, наконец, собор принял постановление в области догматики, жестко определяя канон ортодоксии, и особенно обращая внимание на евхаристические тайны: преосуществление стало догмой, чтобы четко отделиться от ереси, которая это преосуществление отрицала. Формулировка и смысл кредо были отредактированы и ужесточены. Вне прихода и кредо не было никакого спасения. Вне общины верующих могло быть только исключение из социальной и религиозной жизни - да и жизни вообще.
Церковь желала этой войны и объявила ее, но выиграл ее король Франции. Однако Церковь получила неограниченные дивиденды от этой победы, поскольку у нее были развязаны руки, и она смогла, наконец, полностью уничтожить ересь в Лангедоке и обеспечить себе моральную и духовную власть над христианским народом, поставив его в жесткие рамки. И сами новые ордена доминиканцев и францисканцев, нищенствующие ордена, родившиеся от великого дыхания Евангелия и Бедности, стали пособниками папства в насаждении Инквизиции."
Я многое опускаю, что любознательный читатель и сам прочтет - политику, походы, пытки, текущий и горящий человеческий жир по склону и прочее, интересное но не мне.
Мне интересно лицо Творца мира и его законы. Жизнь его червей мне не интересна.
Ее достаточно в современных СМИ.
LuciusVerus459
Немного политики... Без которой настоящие причины не могут быть ясны.


"Репрессии не могли бы быть такими грозными и эффективными без союза короля и папства, которые на протяжении всего XIII века занимались реорганизацией Европы и установлением порядка в христианском мире.
Крестовый поход баронов, вассалов короля Франции и Германского императора, спустившийся по долине Роны в начале лета 1309 года под командованием папского легата Арнода Амори, аббата Сито, мог так и остаться авантюрой без будущего. На протяжении пятнадцати лет, с июля 1209 по 1224 год, от резни в Безье до резни в Марманд, эта война опустошила весь край. Замки были захвачены, молодой виконт Тренкавель предательски убит, массовые казни на кострах уничтожили целые общины Добрых Мужчин и Добрых Женщин в Минерве, Лаворе, Кассес и других местах; большинство местных линьяжей мелких сеньоров были лишены своей собственности в пользу французских рыцарей; король Арагона, сам Педро Католик, был побежден Симоном де Монфором при Мюре в сентябре 1213 года, а Симон де Монфор, благодаря Иннокентию III, сделался виконтом Каркассона и графом Тулузским на Латеранском Соборе 1215 года. Однако в долине Гаронны и приронских территориях расцвело новое чувство, которое, во имя paratge, подняло народ и князей на настоящую реконкисту, вернувшую фаидитам или их детям – castra, Раймонду VI и юному графу – Тулузу, а подростку Раймонду Тренкавелю – Каркассон.
Катарские Церкви, понесшие тяжелые потери в связи с массовыми убийствами, смогли реконструироваться, реорганизоваться и восстановиться, благодаря действиям таких выдающихся лиц, как Гвиберт де Кастр, епископ Тулузский, или его Старший Сын Бернард де Ламот. В 1226 году даже было создано пятое окситанское епископство – Разес, выделившееся из Церкви Каркассес.
После пятнадцати лет войн и репрессий, всё, казалось, возвращается на круги своя. Побежденный Амори де Монфор забрал с собой в Иль-де-Франс тело убитого в 1218 году под стенами Тулузы отца, Симона де Монфора. Дома Добрых Мужчин и Добрых Женщин снова открылись на улицах бургов и castra, а новые религиозные призвания родились из памяти сожженных. Война сама по себе не смогла убить веру, настолько укоренившуюся в обществе."
Показать спойлер
Но всё изменилось с тех пор, как в игру вступил король Франции, Людовик VIII. Его вторжение в 1228 году посеяло ужас в Окситании. Наверное, во внезапном и трудно объяснимом подчинении большого количества Южных феодалов, среди которых был и воинственный Раймонд VII Тулузский, стоит видеть, согласно Мишелю Рокберу, последствия престижа, окружавшего Капетингов, тавматургических[3] королей, освященных в Сен-Дени, и несущих перед собой орифламму Монжей. В 1229 году, сначала в Мо, затем в Париже, граф Тулузский подписал с французской короной мирный договор, благословленный папским легатом. Отныне французская корона в лице короля-подростка Людовика IX, будущего Людовика Святого, от имени которого правила регентша Бланка Кастильская, всячески пыталась завоевать благосклонность Святого Престола. Для французского королевства это была крупная политическая игра, где оно выступало на стороне папства против короля Англии и Германского императора. Для окситанского Юга и его еретического или толерантного христианства это был неотвратимый сигнал приближения бури и разрушения.

1229 год завершил длинную историю крестовых походов против альбигойцев: крестового похода баронов и королевского крестового похода. Двадцать лет войны перевернули всё. Виконтства Тренкавель больше не существовало, один королевский сенешаль устроился в Бокере-Ниме, другой – в Каркассоне-Безье, в то время, как юный Тренкавель удалился в арагонское изгнание. Покоренный граф Тулузский теперь стал преследовать ересь. Он разоружил замки и крепости, а самое главное, выдал замуж свою единственную дочь Жанну за младшего сына регентши Франции, Альфонса де Пуатье, одного из многочисленных братьев Людовика Святого. От этой пары теперь зависело будущее графства. Раймонд VII пошел на то, чтобы признать единственными наследниками Жанну и ее мужа, даже в том случае, если у него самого родится сын. И если Жанна и ее муж умрут без наследников, то графство Тулузское унаследует французский король…

В то время, когда Церкви и общины Добрых Мужчин и Добрых Женщин ушли в подполье, поскольку их естественные защитники были уничтожены или покорились, в то время, как папство ввело в подчиненном краю трибуналы Инквизиции, граф Тулузский тщетно пытался сбросить ярмо, которое он так неосмотрительно надел. Между 1230 и 1244 гг. он пробовал заключать политические союзы против французского владычества, а также искал себе невесту, которая, как он надеялся, сможет родить ему наследника мужского пола, что поставит под сомнение право наследования Жанны. Но, разумеется, папство, имевшее лучшую вооруженную поддержку в лице династии Капетингов, вмешивалось всякий раз, запрещая любые возможные союзы по каноническим, кровно-родственным или иным причинам. Но Раймонд VII, даже оставшись один, смог, тем не менее, поднять политические и военные силы против французского королевства. Едва его племянник Раймонд Тренкавель, после тщетных попыток вернуть Каркассон, вернулся за Пиренеи в 1240 году, как Раймонд VII смог объединить против французского короля своего дядю, английского короля, графов де Ла Марш и де Лузеньян. В 1242 году военный сигнал от графа Тулузского был доставлен в Монсегюр…

С 1232 года горный castrum Монсегюр, где несколько религиозных домов катаров лепилось вокруг дома сеньора Раймонда де Перейля и его семьи, стал центром двойного сопротивления. Оставаясь нетронутым благодаря своему положению над театром военных действий, как из-за своей стратегической позиции, так и из-за несколько двусмысленной защиты графа Тулузского, Монсегюр, в конце концов, приютил высшую иерархию катарских Церквей Тулузен, Ажене и Разес, так же, как и рыцарей-фаидитов, не покорившихся королю. Из Монсегюра запрещенная Церковь сумела реорганизовать подпольную пастырскую деятельность, осуществляла новые посвящения, обеспечивала заботу о душах, внушала надежду на лучшие дни. А граф Тулузский мог рассчитывать на Монсегюр как на вооруженный оплот верных людей, во главе с Раймоном де Перейлем и его зятем Пьером Роже де Мирпуа[4].

В мае 1242 года он послал призыв своим воителям. Сигналом к настоящему народному восстанию, поднявшемуся в Лаурагэ, Тулузен и землях Мирпуа, послужила казнь в Авиньонет двух инквизиторов, терорризировавших край – доминиканца Гийома Арнода и францисканца Этьена де Сен-Тьибери, остановившихся в этом местечке со своей свитой. Вооруженный отряд вышел из Монсегюра и вернулся в Монсегюр. Но народные надежды, взметнувшиеся так высоко, сразу же угасли. «Мы думали, что страна теперь свободна», - свидетельствовали чуть позже окситанские крестьяне, поставленные перед трибуналом. Союзники графа Тулузского были разбиты в далеких западных марках королевской французской армией, в Сентес и Тайебурге, и граф Тулузский вновь вынужден был покориться Франции, в 1243 году, подписав мирный договор в Лорри. Он отступился от Монсегюра, выглядевшего в глазах папы Римского и короля Франции «гидрой, которую следует обезглавить».

Осада и взятие Монсегюра между маем 1243 и мартом 1244 годов огромной армией крестоносцев, созванной епископами Юга и возглавляемой королевским сенешалем Каркассона, означали конец последних политических надежд графа Тулузского. Действительно ли он пытался, как, по крайней мере, уверяли осажденных посланцы графа, привлечь на свою сторону - и к защите Монсегюра - императора Фридриха, знаменитого врага Святого Престола, с которым он встречался в Провансе весной 1244 года? Последние годы правления Раймонда VII, лишенного всякой надежды, были мрачными. Когда он умер в 1249 году, Жанна и ее муж сделались графом и графиней Тулузскими. А когда и они умерли, не оставив наследника, с интервалом в несколько недель в 1271 году, графство Тулузское сделалось королевским сенешальством Франции. Процесс, приведенный в действие в 1229 году, пришел к своему завершению.
Показать спойлер

"В то же самое время катарские Церкви Окситании, оставшись без иерархии и основных сил после аутодафе 16 марта 1244 года в Монсегюре, были обречены на долгие скитания в подполье, и, в конце концов, на неутешительный выбор между итальянским изгнанием и отречением в отчаянии. То были времена охоты на людей, травли и доносов, возведенных в систему, времена публичных казней на костре перед порталами кафедральных соборов, времена, когда рутинные бюрократические процедуры разбивали семьи и ссорили соседей, грозя призраками допросов, тюрьмы, конфискации имущества и позора. Союз Капетингов и папства привел к передаче Лангедока в руки короля Франции, победителя в войне. А король Франции заставил Лангедок покориться Церкви.
Тогда по всей Западной Европе устанавливался новый международный порядок: династия Капетингов, будучи правой вооруженной рукой Церкви, выступила в Италии против имперских сил."
Как видим, никуда без сексотов, которые "делают, что должны".
Особенно, если это хорошо оплачивается.)

Прошу вспомнить положения христианского памятника "Поучения Силуана"! Выше.
Там все отлично расписано. И помнить - Путь к Богу есть индивидуальный, не требующий "друзей и учителей".
Не нужно "идти в народ".
Проповедовал Иисус и Апостолы. Апостолами (посланниками) называли себя добрые люди.
Сейчас это запрещено законом.
LuciusVerus459
Разумеется, Инквизиция вышла победительницей из этой неравной игры. Расследования шли своим путем. Агенты и ищейки нападали на след подпольщиков. Живых верующих арестовывали, мертвых эксгумировали и сжигали, население целых деревень - как Верден-на-Гаронне, Борн или Монтайю - приводили в Каркассон и Тулузу солдаты Инквизиции, чтобы они давали показания перед Жоффре д'Абли или Бернардом Ги. Все или почти все Добрые Люди были арестованы. В 1309 году в Каркассоне были сожжены Жак и Гийом Отье, а Амиель из Перль и Раймонд Фабр в Тулузе. В 1310 году Арнота Марти сожгли в Каркассоне, а самого Пьера Отье в Тулузе. Гийом Белибаст и Филипп д'Алайрак ушли за Пиренеи, но Филипп вернулся по своим следам, и его схватили. Его сожгли. Мы ничего не знаем о судьбе Пьера Санса, который, возможно, перебрался в Гасконь, так же, как и Понс Бэйль. Что до Гийома Белибаста, то его разоблачил двойной агент Инквизиции в Морелье, в Арагоне, где он жил в маленькой окситанской общине в изгнании. Приведенный в графство Фуа, он был схвачен агентами Инквизиции, допрошен в Каркассоне, а затем сожжен в Виллеруж Терменез своим светским сеньором, архиепископом Нарбонны, в 1321 году.

Так исчезла последняя окситанская катарская Церковь. В день, когда в огне погиб последний Добрый Человек, как заметил Жан Дювернуа, «даже если вера была еще жива, Церковь погибла». Потому что с последним облеченным в Дух исчез орден святой Церкви, нить, связывавшая Добрых Людей с Церковью апостолов. И эту связь никто искусственно не мог восстановить, как бы многочисленна и ревностна ни была община верующих, оставшихся без пастырей. Прежде всего, катаризм погиб из-за этого: структура его Церкви – сложная, жесткая, хрупкая, абсолютно неприспособленная к подполью, в которой не могло появиться никакого спонтанного пастыря.
Жаль... Жаль гибели очередной формы истинной христианской Церкви - гибели полной, из-за заблуждений искренних сердец.
Конечно, Святой Дух не передается рукоположением даже Святых Людей! Ведь вся идея добрых христиан свидетельствовала об этом - материальное не имеет части с духовным.
Но погиб последний Добрый Человек и их Церковь погибла....
Покуда жив Святой Дух - а Он вечен, ничто что от Духа не погибнет! С руками или без.
Покуда жива мысль, жив разум - смерти нет от слова совсем!

И конечно, все эти великие люди - живы! Они живее нас с вами.
Погибла форма, исчез определенный дискурс в материи - но жива Истина.
А Она везде - "Царство Небес разбросано по земле, но люди не видят Его!".

Будьте прохожими.
LuciusVerus459
Оставшись без служителей культа, верующие не могли сами поддерживать жизнь в катарской Церкви. Продолжали ли они еще некоторое время собираться то в одной, то в другой надежной семье, чтобы напомнить друг другу о временах, когда можно было еще слышать голос Добра? Опасность была слишком велика. А игра явно не стоила свеч ( игра Стоила Свечь!!!).
Возможно, в подсознании осталась память о катаризме и его преследованиях – сожжения, приговоры конфискации, разрушения и сожжения домов, эксгумации трупов. Скорее всего, эти воспоминания питали многие средиземноморские поколения, восстанавливая их против доминирующей Церкви и поддерживая глубинный и молчаливый антиклерикализм до самого начала Реформации.
Архивы Инквизиции после 1330 года, к сожалению, пропали. До нас дошли только некоторые обрывки, а также очень краткий инвентарный список, датируемый XVII веком. Однако, даже этих обрывков достаточно для того, чтобы проинформировать нас о том, что процессы «о ереси» не прерывались после 1329 года, что их было еще множество в течение XIV века, и они были замещены процессами «о ведовстве» только в начале XV века. Но того немногого, что мы знаем о «ереси» осужденных XIV века, достаточно, чтобы понять, что они все еще хранили память о катаризме. Фактически, в основном им ставилось в вину то, что они отрицали человеческую природу Христа, Его смерть на кресте и Его реальное присутствие в евхаристии.
В 1422 г., через десять лет после показаний последних итальянских верующих, зафиксированных инквизитором Фра Джованни из Сузы, и последних итальянских костров, некий Доменик де Берри еще заявлял перед каркассонской Инквизицией:
«… Что негоже верить в то, что (Иисус Христос) пострадал и умер во искупление рода человеческого; что Иисус Христос не был воплощен и не родился от Девы Марии; и еще другие ереси, которых он придерживался, и ему угрожали, что если он будет в этом упорствовать, то его сожгут».
Верующие погибшей Церкви Добрых Людей пережили ее на какое-то время, передавая друг другу, как могли, то, что они поняли и хранили из проповедей погибших – и, кажется, что катарский докетизм удержался в них лучше, чем дуализм. В этом нет ничего удивительного, но после костра Белибаста ни в одном тексте уже не говорилось ни об одном живом и действующем Добром Человеке: верующие были оставлены на произвол судьбы.
"Слишком велико искушение представить себе, что существовало какое-то тайное место, где микро-подпольная Церковь скрывала свою хрупкую, но стойкую цепь крещений Духом, упорно придерживаясь пути праведности и истины в каком-нибудь забытом миром и его преследователями хуторе. Теоретически, в этом нет ничего невозможного. Но если бы так было, мы бы об этом узнали. Короче говоря, катаризм не был инициатическим обществом, кучкой избранных, воображающих себя пупом земли. Это была Церковь, она осознавала себя Церковью Христовой и желала ею быть - Церковью, на которую возложена обязанность Спасения душ в этом мире. Рано или поздно это призвание толкнуло бы ее выйти наружу, осуществить, наконец, свою универсалистскую миссию в новых условиях. Но никакая катарская Церковь больше не объявлялась.
Когда Лангедок сотряс ураган реформации, когда Пьер Унод де Ланта, потомок стольких Добрых Мужчин и Добрых Женщин, сожженных в XIII веке, бежал по улицам Тулузы во главе гугенотов в 1562 году, никакие катары не вышли из тени. Когда Французская революция провозгласила, наконец, свободу религиозных культов, никакая катарская Церковь не явилась, чтобы возобновить публичное пастырское служение."

"14:34. И сказал им: душа Моя скорбит смертельно..." От Марка.

Это урок многим горячим головам. Учитесь на фактах и делайте выводы.
«… еретики, называющие себя Добрыми Людьми, не лгут, не убивают, не познают женщин телесно; когда их ударяют в одну щеку, подставляют другую; если у них попросят рубаху, отдают и плащ; и они говорят также, что есть две Церкви, одна благая, а другая злобная: а благая это та, где есть Добрые Мужчины и Добрые Женщины…».
Да, именно это называется просто христианством. Слишком заурядно, слишком тускло, слишком банально. Это не то, о чем вы мечтали и это не продается, друзья мои…
LuciusVerus459
Уже, думаю, все...
Ан нет!)
Часто можно прочесть, что было бы неправильным обвинять средневековую Римскую Церковь в нетолерантности. Что понятие толерантности не имеет ничего общего со Средними веками. Это правда. В то же время, текст начала XIII века говорит нам о «грехе толерантности» - в котором оказалось виновно католическое население города Безье, поскольку отказалось выдать еретиков (за что и поплатилось во время массовых убийств 22 июля 1209 года)
От оно че, Михалыч!
От оно зачем "борьба с толерантностью" - чеб не было отказов выдать!)
Да бы Иудушки плодились и размножались...))) А последние законы только способствуют: от 50 тыс. до 10 лямов за донос!
Даже я подумываю...)))
LuciusVerus459
"Разумеется, с точки зрения добрых людей, не было никакой причины для того, чтобы исключить души инквизиторов из всобщего Спасения душ Божьих. Для них не существовало безнадежных случаев в свете бесконечной возможности прощения и любви Отчей. В глубине души самого худшего преступника прячется маленькая божественная искра, которая однажды проснется и достигнет святости и Спасения. В глубине души каждого из нас живет прекрасный человек, которого мы не знаем, который еще не проснулся, но которого можно пробудить, придать ему мужества… Утопия? Разумеется, но разве не по способности к утопии можно оценить прорыв человечества? В практическом плане, добрые люди смотрели с горькой иронией на совсем не евангельские деяния католических инквизиторов своего времени. Например, когда речь шла о крестовых походах – в частности, о крестовом походе, к которому призывал папа против королевства Арагон, виновном в том, что оно выступило против папского союзника Карла Анжуйского в Италии. Реестр Инквизиции сохранил для нас мрачное критическое замечание, отпущенное когда-то Добрым Человеком Фелипом д'Алайраком, который услышал, как римский клирик обещает индульгенции тем, кто отправится за море: «Хо! Вот как люди собираются достигать Спасения - убивая других людей!». Впрочем, Пьер Отье однажды объяснял одному из верующих, что единственный крест, который надо взять на себя, чтобы следовать за Христом – в соответствии с Его Словом: «возьми крест свой, и следуй за Мною» (Матф.16:24) и т.д. – это «крест добрых дел и истинного покаяния и должного соблюдения Слова Божьего». Никакого нашитого на грудь креста, чтобы проливать кровь. Даже в Средневековье была возможна критика – разумеется, еретическая – христианской легитимности крестового похода…"
Ну, в Средневековье то возможна...
У в наше время за критику.... Есть пару статей УК РФ.
LuciusVerus459
Приведу немножко философских рефлексий (не моих) на тему онтологии гностического сознания.
Возможно трудный текст, но поверьте, очень информативный и стоящий доверия, для понимания того, о чем собственно вообще идет речь.
Дайте себе труд, попытайтесь осилить его - это история и память нашей цивилизации.

Творчество александрийских экзегетов (Оригена, Тита Флавия Климента) и Плотина склонно к единой схематике онтологических постороений и – в целом – характера мировосприятия. Сам гностицизм – не являясь порождением исключительно эллинизированного иудаизма, греко-восточного синкретизма, "первоначального" христианства, – возник и существовал как выражение той же установки сознания, что и учения Климента, Оригена, Плотина... Триадическая экспликация темы бытия была господствовавшей в философии второго века. Она основывалась на "этизации онтологии" и "космологизации" Платоновских бытийных триад.
Мышление в его первоначальном варианте имело корни в тех же гнозисных структурах: а именно в представлении о фундаментальном тождестве "искры абсолютного" в человеке и Первобожества. Учения Климента, Оригена, Плотина о Первом Божестве не просто имеют ряд общих черт, но основаны на родственных апофатических воззрениях.... Учения перечисленных авторов о Втором Начале (Логосе-Христе, Уме) столь же близки друг другу. Они вписываются в общую установку субординационизма и базируются на античной диалектике Абсолютного Ума, слитой с гнозисными интуициями созидания как отпадения (это важно!).
Понятие "эманации" характеризует лишь образную сторону учения Плотина о созидании высшими началами низших... Философия и богословие в первые века нашей эры не выступают двумя осознанно различными феноменами, их близость позволяет говорить о т. н. "философской религии", наиболее полным выражением каковой являлся неоплатонизм (тогда не было "богословия" в нашем понимании). Полемика первого – третьего веков о природе Абсолюта (имеет ли он интеллектуально-бытийный, или сверхинтеллектуальный и сверхбытийный характер) приводит к четкому выявлению двух способов философствования, которые можно технически обозначить как "интеллектуализм" и "платонизм".
Вопрос о происхождении гностицизма вызывал и до сих пор вызывает дискуссии. Полагается, что ближе к истине та точка зрения, согласно которой гностицизм исторически связан с эсхатологическими и дуалистическими представлениями I в. до н. э. I в. н. э., где бы они не обнаруживались. Сущностным является то, что при анализе сообщений о гностиках авторов первых веков по Рожд. Хр. и гностических рукописей из "Библиотеки Наг-Хаммади" удается выявить целый ряд общих моментов, объединяющих самые разные гностические школы (и тексты).
Основанием для гнозисного мироощущения является убеждение в фундаментальном, безусловном единстве Высочайшего Начала и абсолютного в человеке ("пневмы", "ума", "искры", "печати"). Абсолютное в человеке мыслится как нечто запредельное привычной соположенности души и тела, а поэтому оно незнакомо "эмпирическому я". Пробуждение его –чудо, ибо оно превращает в несущественную и несущую данность всю привычную "эмпирическому" человеку реальность. Это тождество порой признается превышающим не только феномен "я", но и слово "Бог" (Творец мира). Чудо-пробуждение внутреннего человеку начала аналогично чуду созидательной деятельности Сверхсущего (в большинстве гностических "аретологий") Отца и, по сути, есть образы одного и того же процесса, который метафорически может изображаться в виде "зова", т. е. созидания через творческий Логос. Как возгорание в человеческом существе его "искры" приводит к обретению полноты знания-ведания (гнозиса) от того, кто дарует пробуждающее Откровение, так и творческая активность Отца создает Плерому ("полноту") гнозиса, являющегося само-знанием Божества. Составляющие Плерому эоны – это и самостоятельные, мифологизированные (введенные в определенную историософскую плоскость) персонажи, и субстанциализированные имена-предикаты Отца.
Подобное единство, скрепленное Плеромой, ставит вопрос об окружающем "гностического человека" Космосе. Рассмотрение исторического и текстуального материала позволяет примкнуть к трактовке гностицизма как "монодуалистического" течения (в отличие от иранского дуализма, нашедшего выражение, например в религии Мани). Это означает, что зло не-субстанциально, что оно является результатом ошибки (блуда, дерзновенного самомнения) одного (или нескольких) из чинов Плеромы.
Первое создает все, но оно не несет вину за зло, которая сосредотачивается в деятельности Второго начала.

Я продолжу.
LuciusVerus459
Ошибка требует искупления и имеющие чаще всего космогонический характер проповеди и откровения гностиков рассказывают о предыстории и путях этого искупления. В принципе все существование отпавшего, низшего ("нашего") Космоса наполнено этой спасительной деятельностью Плеромы (помните, Пронойя, которая утаена в Адаме и Христос Разум - совокупный плод Плеромы).
Именно она составляет символическую "изнанку" истории телесного сущего.
Человеку уготовлена особая роль в истории чувственного Космоса. Созданные по образу высших, "плеромных" сущностей (напр. "Небесного Адама"), он является местом столкновения противоборствующих сил. Низшее (телесно-душевное) держит в психологической "небытности" высшее, и поэтому, в конечном итоге, лишь благой Промысел Провидения позволяет гностикам говорить о предопределенности спасения если не всех живущих, то, по крайней мере, части ("пневматиков").
Архетипическим примером спасения, также как и Спасителя, дарующего онтологическое Откровение, является для большинства гностических школ второго века Христос. Гностическая христология, экзотичная и сложная, тем не менее позволяет увидеть в этой фигуре средоточие структуры Космоса (дублирующейся Христом при нисхождении от "высших небес") и, одновременно, сотерическую перспективу человека., при условии обретения Откровения как важнейшего условия для познания и спасения.
Изложенная парадигма наполняет мысли культуры второго – начала третьего веков: императорский культ, как идеологический центр язычества, в том числе и вполне политически лояльной платонической философии; аллегорическое истолкование мистерий, прямо связанное со стоической и платонической мыслью; феномен "философской религии". Последний феномен очень существенен, ибо он сближает парадигму неоплатонического мышления с богословием нарождающегося христианства, а прежде всего с Климентовой концепцией "ведающей веры". Согласно представлениям языческих философов теоретическое мышление угодно богам, поскольку природа Плеромы первичного умопостигаема. Несмотря на то, что некоторые из неоплатоников – например, Ямвлих в трактате "О египетских мистериях", – возражали против чрезмерных претензий разума на самостоятельное восхождение к Богу, против чрезмерной рационализации теургии и истолкований древних мифов, в целом неоплатонизм будет именно "философской религией".
И Плотин, и Прокл, и Дамаскин станут уверять, что именно философствование показывает нам лик истинной религиозности. Но уверяю вас, на Православном любое философствование было заклеймлено!)) Включая величайших христианских богословов - Оригена и Климента Александрийского. Думать не надо.) И действительно, впоследствии "христиане" уничтожили античную культуру под корень, с ее носителями.

Еще не все..)
LuciusVerus459
Хотелось бы больше сказать - возможно в будущем, о взаимной критике язычества и христианства, развивавшейся именно во II в. н. э. Проанализировать, с одной стороны, реконструируемое по апологии Оригена "Против Цельса" "Правдивое Слово" Цельса (платоник, живший во времена императора Марка Аврелия), направленное против христиан (обязательно поговорим!), с другой же – апологетические сочинения христианских авторов того времени: Иустина, Афинагора, Феофи-ла, Татиана, Климента Александрийского (поговорим частично).
Там выявляются общие для той и другой стороны момента. Поклонение природным стихиям (стоики), почитание умерших (эвгемеризм), культ демонов как посредников между Богом и людьми (стоицизм и платонизм от Посидония и Цицерона до Плутарха). Три источника религиозного отношения теперь превращаются в обвинения. Цельс считает, что христиане поклоняются умершему злой, разбойничьей смертью; он дает понять, что они олицетворяют собой стихию материально-множественного, а последнее в Поздней Античности связывалось с деятельностью т. н. "злой души мира"( помните потемневшую Софию - Ахамот?) и, следовательно, с демонами, олицетворяющими отрицательное, разрушительное в Космосе. В целом труд Цельса позволяет считать, что образованным язычникам второго – начала третьего веков христианство представлялось своего рода бунтом "злых душ" против наглядно данного политического и культового (насколько это было возможно в языческой культуре) единства Римского государства.
Именно поэтому оно записывалось не просто в суеверия, но почиталось одним из самых грубых и опасных среди них.
В свою очередь христианские авторы полагают, что язычество возникло из культа природно материального (от "властителей материального" у Татиана до поклонения светилам у Климента), что этот культ обременен поклонением умершим (а христиане то что?)), а также злым демонам, выдающим себя за богов (точно так же!). Совпадения настолько бросаются в глаза, что мы вынуждены говорить об одном и том же концептуально-идеологическом клише, которое использовалось обеими сторонами.
В общем виде оно напоминает гнозисное отвержение Космоса: только место мертвящего, разорванного, злого по основанию своему плотского мира гностических учений занимают религиозные оппоненты.

"Три-адические схемы в учениях II в." Если говорить о собственно философской традиции, предшествовавшей возникновению александрийского богословия, а также творчеству Плотина, то самым существенным ее итогом было укоренение "триадического" взгляда на мир. Нельзя утверждать, что именно тогда он и стал господствующим. Образ рассуждений, исходящий из усмотрения тройственности сущего, знала еще "классическая" античность. Вспомним Платоновскую философию, где центральную роль играла интуиция трех смыслов сущего – бытия как такового, совпадающего со знающим мышлением и раскрывающего себя в мир идей; сверхсущего Единого, этого превыше всякой формы пребывающего основания-к-бытию; чувственного, пространственно движущегося, становящегося мира "бывания". Однако в первом – втором веках онтологический триадизм Платона выражается уже через пространственные формы. Вызвано это было не только усвоением пифагорейской терминологии, вообще введением в онтологические штудии идей аритмологии (ведь даже образное отождествление указанных нами смыслов "сущего" с нумерическим рядом 1,2,3 позволяет трактовать их как самостоятельно пребывающие начала). Одной из причин разворачивания смысловой структуры в вертикальную иерархию стало сближение "метафизического" и "мифологического" языков платоновских диалогов. Уже Филон Александрийский рассматривал платоновские образы миросозидания, "истинной земли", ниспадения душ как указания на онтологические и даже космологические факты. Но подобное отождествление означало, что метафизический триадизм насыщался пространственными представлениями. Платоновское "превыше существа" стало пониматься в буквальном смысле: "выше и отдельно от всего". С этими "вертикальными" триадами и имеет дело исследователь философской культуры, предшествовавшей Оригену и Плотину.
Пару слов о Высшем.
Кто читал тексты - источники не могли не видеть лежащих в их основе триадические системы философов.
Общеизвестно, что триадические концепции были представлены у так называемых "неопифагорейцев", или "платонизирующих пифагорейцев" интересующей нас эпохи: Модерата и Нумения. Не чужды им и собственно платоники типа Плутарха и Альбина. Наконец, они обнаруживаются в гностических учениях (Валентин, Василид, сефиане, "Евангелие от египтян", Апокриф Иоанна).
О значении этих схем для Климента, Оригена и Плотина говорить излишне. Достаточно вспомнить полемику, разгоревшуюся вокруг вопроса об оригинальности воззрений Плотина, о степени зависимости его от Нумения, апологетический характер сочинений учеников основателя неоплатонизма (Амелия, Порфирия), и будет понятно, что триадические схемы были необычайно важны для рубежа второго-третьего веков ( и вашего покорного слуги). Такие схемы позволяли вовлечь в сферу философствования не только платоновские мифы, но и сюжеты, а также образный язык ближневосточных религий. Различная их интерпретация приводила, конечно, к разным религиозным и метафизическим установкам, но сами трехчастные структуры сохранялись.

Напомню, речь идет о структуре Мифа! Мы не знаем объективной реальности.

Должен прерваться.
LuciusVerus459
Особенно показательно учение Нумения.
Особенностью его схематики была "космоонтологизация" пифагорейского учения о противостоянии монады (предела) диаде (беспредельному). Взаимоограничение которых и создает феноменальный мир.
Это противостояние изображается у Нумения как оппозиция Нуса-Божества (или первой простоты, монады) находящейся в постоянном течении материи (бесформенной множественной диаде). Оба принципа не сотворены – и монада, причина блага, и диада, причина зла (не нашего Зла, а как причина множественности). Созидание Космоса происходит как охват Умом материи.
Понимание Первоначала как Ума выводит Нумения за рамки более свойственного философии первых веков трансцендентализма, который был склонен толковать "превыше сущностей" Платона как указание на превосходство Бога и над бытием, и над мышлением. Таким образом триадизм Нумения оказывается ближе "интеллектуализму" Филона Александрийского и будущего христианского богословия.
"Гнозисное" в концепции Нумения наиболее явно заметно в его трактовке "Третьего Ума", а точнее – непосредственного Демиурга Космоса, являющегося аналогом Всеобщей Души Платона. Здесь фиксируется момент онтологического отпадения: различие между первым, вторым и третьим началами – это проявление разных степеней интенсивности мышления и бытия. Чем ниже склоняется долу Демиург, тем более в нем от Диады. На стадии же души высшая сущность превращается в саму двойственность: согласно Про-клу, "Аристандр и Нумений утверждают, что душа состоит из монады и диады" . Поэтому в своем существовании она вечно колеблется между этими началами. В сочинении Оригена "О началах" (III. 4) содержится не отмеченное еще исследователями творчества Нумения суждение, которое явно относится к кругу мыслей последнего и демонстрирует нам идею "двух душ" – материальной (диадной) и высшей (монадной). Взаимодействие и борьба этих двух принципов определяют судьбу человеческого существа, что привносит в учение Нумения дуалистические мотивы.
Вы помните о "нижней" душе, которая причастна материи и "верхней" душе, не от мира сего.
Рассмотрение сущего сквозь призму триадических схем было характерно и для многих собственно гностических учений. Здесь мы видим, как онтологизация фундаментальной бытийственной триады Платона совмещается с необходимостью обнаружить третье начало, объемлющее слишком несовершенный для гнозисного духа дуализм душа-тело. Яснее всего это видно на примере Валентиновой триады духовного-душевного-телесного, а также учения Василида о "трех сыновствах". Как любопытный и немаловажный факт отметим проявление в рукописях из Наг-Хаммади знаменитой триады Платона: Бытие-Жизнь-Ум.
Было такое.

Прервемся.
LuciusVerus459
Экзегетика – это не только учение о том, как следует понимать священный текст (развивавшееся еще в раввинистических школах последних веков до н. э.), чье подлинное начало ассоциируется обычно с именем Филона Александрийского и его концепцией истолкования Ветхого Завета, усвоенной потом христианскими богословами и распространенной ими на Новый Завет. Необходимо добавить, что экзегетика неразрывно связана с учением о Посреднике, о том, кто собственно и вещает нам. Посредник выступает одновременно и создателем текста, и дарителем ключа к его пониманию. Речь идет об иудейском, гностическом и христианском Логосе, "единородном сыне Божьем", исполнявшем посредническую функцию. Именно он является тем абсолютным "педагогом" (Климент), что гарантирует способность человека понять богодухновенный текст. Таким образом, экзегетика – не свободное истолкование, но следование за повелевающим, предводительствующим Логосом.
Экзегетами являются и платоники. Проблема посредника-Учителя у них, правда, решается несколько иначе. Для Плутарха это – благие демоны, а также душа мира ("Об образовании души по "Тимею"); для Альбина (Алкиноя) – "боги, мыслящие живые существа" и "демоны". Посредствующая среда между человеком и истиной при этом состоит из нескольких звеньев. У Нумения это Второй и Третий Умы, у Плотина –Ум и Душа. Онтологические посредники имеют выражение в текстах различных почитаемых оракулов, а также боговдохновенных авторов типа Гомера, Пифагора, Платона, египетских жрецов.
Цели экзегетики кардинальны, ибо она должна ответить на самый главный вопрос для той эпохи.
Его можно сформулировать по Плотиновски: "Отчего получается так, что души забывают Бога, своего Отца? Почему, имея божественную природу, являясь творением и достоянием Бога, они утрачивают знания и о Боге, и о себе?". Можно сформулировать этот вопрос и в классическом "гностическом" виде: "Чем мы были и чем мы стали, где были и куда заброшены, куда идем и откуда явится искупление, что есть рождение и что – возрождение?". Можно, наконец, взять вариации на эти темы александрийских богословов: "В чем причина уклонения и падения ума?", или "откуда творение мира и падение?".
Путь к теозису и обретению подлинного бытия строится на осознании космосозидающего разрыва, отгорожения от Абсолютно Сущего. "Вброшенность" в плотский Космос может оцениваться в учениях первых веков нашей эры по-разному, но все они убеждены, что судьба и природа ушедших из Отчего Бытия частиц-душ (пневматических искр) связана с судьбой Космоса.
Анализ экзегетического метода Филона Александрийского позволяет увидеть, что в его основании лежит убеждение в интимной близости абсолютного в человеке с Божеством. Без таковой близости оказывается невозможным даже самое первичное приобщение к Логосу.
Природа Первоначала может выражаться в познавательном акте лишь апофатическим образом – таково убеждение и Климента, и Оригена, и Плотина. Различия между ними касаются одного пункта: возможно ли признать Первобожество "разумным духом", можно ли приписать ему имя "Сущего". Климент и Ориген склонны дать положительный ответ на этот вопрос. Плотин, следуя Платоновской традиции полного онтологического трансцендентализма, – отрицательный. Высшим выражением непознаваемости Начала у Климента выступает Его беспредельность. Парадоксальное для античного сознания отождествление бытийности с беспредельностью вызывается принципиальной непознаваемостью искомого объекта. Начало, обнаруживающееся в европейском критицизме как "вещь-в-себе", Плотин считает тем абсолютным, что само и создает, и указывает пределы, а, вместе с пределами, Разум. Высшим выражением апофатики Плотина является разработка им тезиса о сверхсущем и сверхумном характере Единого. Даже имя "Благо" оказывается не предикатом, раскрывающим его содержание, но всего лишь тем же самым словом, что и "Единое", только нашему "разделяющему" мышлению кажущимся особым именем.

...
LuciusVerus459
Я когда-то похожие мысли и тезисы выкладывал на Православном!...
Жаль, вы не чувствуете ... запах.. тот несравнимый запах комментариев, если мне будет позволено так выразиться. Он отражал нынешнюю христианскую любовь к философии..)
Но, продолжим.
Разбирая проблему Ума, он трактуется как Христос, Второе Лицо Троицы, Климентом и Оригеном.
И оказывается очень близкой к Плотиновой концепции всесовершенного, всеохватывающего интеллекта, "выступающего" из невыразимой высоты Единого.
Показать спойлер
В общем виде учения исследуемых мыслителей едины по принципу субординации, характеризующему отношения между Первым и Вторым началами. Субординация превращает Второе в разворачивание творческих потенций Первого и в сферу его самосознания.
"Душа", трактует гнозисный схематизм в плане объяснения взаимодействия между умопостигаемым и чувственно телесным. Это вызвано тем, что именно на уровне "души" происходит непосредственный контакт умопостигаемых начал с видимым миром. По отношению к Космосу Душа, согласно платонической традиции, имеет демиургические функции. Высшие инстанции бытия отражаются в ее зеркале, но отражение есть уже мимесис, подражание. Материя, затем вещественный мир подражают более высоким началам, которые являются для них объектом стремления. Душа все-космическая создает телесный Универсум поскольку выступает его целью. Сама она стремится в высь, к созерцанию "тамошнего", благодаря чему и низшее получает часть световой энергии Единого. Созерцание Душой ее "прародителей" становится одним из фундаментальных моментов в создании Космоса. Точно также душа частная (человеческая) созидает себе "второго" (бренного, плотского) человека. Плотин говорит, что не душа входит в тело, а тело в душу: "тело, находившееся вне мира истинно-сущего, вступает туда и входит в космос жизни". При этом высшее (душевное) участвует в низшем (телесном) не сущностью, но лишь энергией, которую следует понимать как проявленность души в теле, но не как пребывание в нем.
Не согласен, имхо, Душа сама формирует тело под судьбу индивида.
В Душе соседствуют две совершенно противоположные тенденции – к "собиранию" (тождеству) и "рассыпанию" (инаковости); их сосуществование и взаимодействие возможно только благодаря высшему усилию, а также самому факту бытия души, выступающей субстратом смешения обоих принципов.
Важно - неоднородность и раздвоенность еще не зло само по себе, но условие зла, которое возникает, когда частная душа (энергия всеобщей) "отклоняется" от умопостигаемого, взирает на мир "с точки зрения" своей частности, а не целокупности, которой она потеницально причастна, поддавшись уговорам "тюремщика", низшего принципа, связанного с телом.
Это – и есть крайний уровень отпадения, начатого дерзновенным деянием Ума.
Концепция души как субстрата и посредника между чувственно материальным, являющимся носителем греха, и умопостигаемо-духовным представляет собой органическую часть учений александрийских экзегетов.
Это демонстрируется на примере Оригеновой христологии. Согласно этому богослову Божественная и человеческая природы Христа составляют одно лицо благодаря "душе Христа". (?????) "При посредстве сей субстанции души между Богом и плотью – ибо Божественная природа не могла слиться с телом без посредника – Бог рождается человеком". Более того она – носительница всей Космической целостности и вхождение в нее означает спасение от той же греховной "самости", частности, против которой возражает и Плотин. Не ставшая в дальнейшем догматической позиция Оригена явно показывает его близость платонизму и, в частности, позднеантичной (гнозисной) идее души как изначально, бытийно двойственному, противоречивому, "расколотому", но, одновременно, и родственному высшим началам, условию существования чувственно-телесного мира.
Отходя от темы триад, Климент пересматривает вопрос об иерархии познавательных способностей, решаемый Платоном (в "Государстве") в пользу знания (вера основателем Академии отнесена к сфере "мнения").
Но мы это... д..мо рассматривать не будем. Надоели верующие во всякое г..но и имеющие наглость выдавать веру свою за знание. Верьте хоть в рептилоидов, но не трогайте знание.
Мы вновь оказываемся в рамках гнозисной схемы, где Второе начало (Ум, Плерома) именно посредствует между сверхбытийным и ущербно-тварным (Христос).
Различия изучаемых явлений с собственно гностицизмом достаточно очевидны – хотя бы потому, что формой исторического бытования было мифо-религиозное сознание, что гностицизм в равной мере не доверяет господствующей традиции и теоретическому разуму.
Во II-III вв. н. э. языческая философия приходит к отстаиванию совершенной сверхбытийности Абсолюта, христианская же теология (вслед за Филоном и Нумением) преимущественно говорит о "сущем" Божестве, хотя и превышающем конечные определения, впадая в ересь.
Апофатика же Плотина имеет результатом представление об абсолютной трансцендентности Единого, творящего мир "не в соответствии с собой".
Показать спойлер
Первоначало, согласно неоплатоникам, превосходит и наши познавательные способности, и само бытие. Неоплатонизм наиболее последовательно сформулировал те атрибуты Первоначала, которые присутствовали еще у досократических философов (здесь выделяются элеаты и Гераклит), в эллинизме и, даже, у Аристотеля, традиционно понимаемого в качестве "интеллектуалиста", а именно: единственность, самодостаточность, неизменность, простота, вневременность (внеисторичность), превосходство над всем сущим. Иными словами, неоплатонизм, не совпадая с другими античными школами, тем не менее достаточно адекватно передал их внутреннюю интенцию и может "представлять" языческую философию.
Гнозисное философствование Плотина приобретает "объективистские" формы уже в школах Порфирия и Ямвлиха, а затем превращается в классическую неоплатоническую схоластику Прокла и Дамаския. Столь же поучительно было бы изучение эволюции внутренних установок раннего христианского богословия: от гнозисных Климента и Оригена до фундаментального теоцентризма каппадокийского кружка.

Спасибо за внимание.
LuciusVerus459
Это всё очень мило и достойно изучения.
В качестве того, что представляет собой подсознание и как формулируются представления в исторической перспективе.

Можно сравнить с прогрессом в логике. Аристотелевская логика это 64 фигуры силлогизма. Громоздкая конструкция.
В конце концов английский математик Буль свёл всё к логическим операциям И, ИЛИ, НЕ.

Или вот история костюма. Все эти вычурные одежды Средневековья. Сейчас всё свелось к костюму - удобно и практично в условиях нынешней культуры.
Аналогично - Средневековая роскошь уступила место современному интеллектуальному дизайну.

То есть - процесс один - оптимизация.

Но всё-таки приятно сходить и в музей или дворец. Но жить и мыслить сейчас так невозможно!
:улыб:
Spirit
жить и мыслить сейчас так невозможно!
имхо, вы говорите страшные слова :knix: как будто антиутопии Бредбери свершаются
LanaYT
Можно провести эксперимент - нарядиться в средневековую одежду. Сделать средневековую причёску. Мыться не чаще раза в год...

Примерно то же самое - с ментальными конструкциями - всё взаимосвязано.

Ну, для желающих есть группы реконструкции соответствующих времён.
Spirit
главное, что Вы все поняли .. деградация предсказуема
Spirit
Ну, можно конечно мыслить в русле РПЦ и Мединского...)))
В хорошем случае, в русле образованного человека, ученого и начитанного.
Я ранее подчеркивал две вещи - Во первых, выложенные конструкции экскурс в один из мифов, в гнозисный тип мышления, который был распространен в Средиземноморье. Я им занимаюсь и мне именно он интересен, а не скажем мандеизм, суффизм или буддизм, где говорится о том же, но в иных мифах.
Во вторых, мне приходится обсуждать "философию", свойственную крайне индивидуалистическим и высокоинтеллектуальным школам. Философию индивидуального откровения и самопознания как Богопознания. Философию мистерий, сведения о которых утеряны, что видно хоть из посланий Павла:
И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы, чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией. Мудрость же мы проповедуем между совершенными, но мудрость не века сего и не властей века сего преходящих, но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей, которой никто из властей века сего не познал; ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы.
(Первое послание к Коринфянам 2:4-8)
Не смотря на широкое распространение гностических и неоплатонических школ, среднего платонизма и неопифагореизма, иудейских апокалиптиков и синкретистов (Филон) в поздней античности, они ни в коем случае не были религией масс. А учитывая явное разделение последователей на слушателей, верующих и знающих (по типу пифагорейских школ), путь гнозиса был просто не доступен первому желающему или проходимцу. И я готов признать, что высшее священство нарождающейся ортодоксии так же первое время практиковала эту, с позволения сказать, тайную доктрину.
Поскольку гнозис - это и есть настоящее античное первоначальное христианство. И в первые века оно не было так разделено и догматизировано. Валентин и Василид это христианские учителя, Ориген и Климент так же. Многие из них претендовали на епископские кафедры, проповедовали многие десятки лет и не знали, что были "еретиками".) Все, связанное с ним уничтожено впоследствии, а традиция была оболгана и ее тезисы извращены. Вместо нее пришел успех к малочисленной секте, по сути, царебожников, которые свели Царство небес в государство земное, обожествили Императора с его "симфонией священства и царства" (явный сатанизм с точки зрения Христа) и с помощью властей догматизировали веру. Уничтожили любые попытки человеку самому искать спасения и Богопознания путем знания, а не веры в придуманные людьми конструкции, искать без поставленного императором клира и новой Церкви. Государству не нужно, что бы человек искал спасения, он должен работать на государство и жить в установленной им ему идеологией. Константин уничтожил все оставшиеся свидетельства о реальном Иисусе, зато с помощью матери явил миру элементы будущего мифа: крест распятия, гроб Господен, гвозди Иисуса и провел Собор, на котором определили Символ веры и заклеймил "еретиков". Дальнейшая история ортодоксов это история государственного института, ни к Иисусу, ни тем более ко Христу отношения не имеющего от слова совсем.
Это антипод истинного христианства. Их судьбу предсказал еще Основатель:
И сказал им (ученикам): вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем, внешним, все бывает в притчах; так что они своими глазами смотрят, и не видят; своими ушами слышат, и не разумеют, да не обратятся, и прощены будут им грехи.
И в другом месте:
И, приступив, ученики сказали Ему: для чего притчами говоришь им?
Он сказал им в ответ: для того, что вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано, ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет; потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют; и сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: «слухом услышите – и не уразумеете, и глазами смотреть будете – и не увидите, ибо огрубело сердце людей сих, и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их».
Евангелие от Матфея 13 глава/
Spirit, конечно массам подобное мировоззрение чуждо. Не потому, что оно родом из античности, а потому, и это главное, что мир и его Творец - который обожествлен официозом, показаны злым эоном, созданным Дьяволом. Люди любят мир, не смотря ни на что - все их счастье и любовь в мире. Новый Завет:
Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей.
Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего.
Первое Соборное послание св. Ап. Иоанна Богослова.
Что бы не просто понимать, а быть носителем такого мировоззрения, вы должны пройти через серьезные "испытания", которые изменят ваш взгляд на вещи и очень много знать. Эти люди - монахи в миру или ушли от мира, насколько смогли. Церковь в 4 веке удушила свободное монашество, поставив его под власть клира.
Если ваша жизнь успешна и вы так или иначе довольны, вы никогда не примете его.
Бизнес, тренировки, дети, жены и любовницы, отпуска, опять же проклятый "Запад", свои-чужие и прочие вещи, полностью погрузят вас в рефлекторное.
Вы поймите, дьявол - сотворил этот мир и ваше тело. Сотворил вашу душу и вы интегрированы в мир, вы его часть и живете по его законам. Ваше счастье напрямую связано с миром и успехом вашим в нем. Полная реализация ваших рефлексов и вашей судьбы - вот что принесет вам полное счастье и удовлетворение.
И упаси вас Бог попытаться приподнять завесу этой иллюзии - вы потеряете все.
Это ведь не философия...)
Это реальность.
LanaYT
Да нет, Lana, это не деградация..
Мир сохраняет себя таким, какой он есть по природе своей и не терпит исключений.
Мы, во плоти, часть животного мира и имеем движущие силу внутри себя, которые возвращают нас туда.
Люди убивают с удовольствием! Люди грабят и насилуют с превеликим удовольствием! Люди лгут как дышат и лицемерят постоянно с не меньшим удовольствием, ради получения преимущества перед другими.
В человеке заложено такое.... История с Ноем вам ничего не показала? Все рассуждения про Бога оставьте.
Творец одобрит - если судьбе будет угодно, уничтожение всех людей ради одной семьи.
И они наследуют землю, дадут плодовитое потомство и не понесут никакого возмездия за совершенное над другими людьми. Это - нормально. Таковы законы мира.
Так было всегда и всегда будет.
А тех, кто мыслит иначе - считанные единицы. И в этом мире их ничто не держит. Тут они всегда проиграют, потому что не лгут, не мстят и не убивают, не отбирают чужого и отдают свое.
То есть, делают все то, что их обязательно прикончит.
Массы будут смеяться над ними, как блаженными и кричать палачу: "Распни Его! Распни!".
Правда в мире не живет. Разум спит, а действует безсознательное, которому миллиарды лет.
Но она есть в редких душах порой не красивых и не сильных людей.
В мире их ждет сплошная скорбь: отвержение, преследование и изгнание. Неудачи и болезни.
Но Надежду у них никто не отнимет.