Папик
1 августа 1908 въ 9 часовъ вечера, при слѣдованіи по перегону Ельцовка-Иня, на 1341 верстѣ отъ Челябинска произведено вооруженное нападеніе на почтово-пассажирскій поѣздъ № 4.

Показать спойлер
Вооруженное нападеніе на почтовый поѣздъ на Сибирск. жел. дор.

1 августа 1908 въ 9 часовъ вечера, при слѣдованіи по перегону Ельцовка-Иня, на 1341 верстѣ отъ Челябинска произведено вооруженное нападеніе на почтово-пассажирскій поѣздъ № 4. Обстоятельства дѣла таковы:

Злоумышленники передъ проходомъ поѣзда на 1341 верстѣ разобрало путь. Поѣздъ, дойдя до рокового мѣста, сдѣлалъ быструю остановку, дабы избѣжать крушеніи.

Злоумышленники въ этотъ моментъ выскочили изъ засады и начали обстрѣливать поѣздъ: при этомъ, тяжело ранили поѣздного кочегара Тряпичкина, машиниста Кузнецова, помощника машиниста Турилова и легко конвойнаго солдата почтоваго вагона, одного пассажира третьяго класса и всю кондукторскую бригаду, но нападеніе все таки было отбито.

Поѣздной паровозъ опрокинутъ подъ откосъ, разбиты багажный и почтовый вагоны, повреждены незначительно три вагона третьяго класса; путь злоумышленниками поврежденъ на протяженіи 20 сажень. У багажнаго и почтоваго вагоновъ поставлена охрана;

Перегонъ Ельцовка-Иня для движенія поѣздовъ закрытъ.

Подробности пока не извѣстны.

"СИБИРСКИЕ ОТГОЛОСКИ"_Еженед. политическая, общественная и литературная газета_Томск№131, 1908 г.

================

Подробности нападенія на поѣздъ,

Къ сообщенію, помѣщенному въ предыдущемъ. 131, номеръ нашей газеты, даемъ болѣе подробныя свѣдѣнія о нападеніи на поѣздъ 1 августа.

Послѣ того, какъ нападеніе злоумышленниковъ поѣздной конвойной командой было
отбито, кондукторская команда сообщила по телефону о случившемся на ст. „Обь" (городъ Ново-Николаевскъ), находящейся отъ мѣста происшествія въ 8 верстахъ. Около 10 час. на мѣсто крушенія прибылъ вспомогательный поѣздъ съ выписной командой, жандармской полиціей и медицинскимъ персоналомъ. Всѣмъ раненымъ была указана медицинская помощь.

Среди пассажировъ была необычайная паника. Они никакъ не могли освободиться отъ страха и, боясь вторичнаго нападенія, умоляли скорѣе доставить ихъ обратно на ст. „Обь".

Просьба ихъ была уважена, но прежде были арестованы подозрительныя личности изъ нихъ.

Около разъѣзда „Ельцовка" былъ замѣченъ извозчикъ, котораго путевая стража заподозрила въ томъ, что онъ привозилъ часть злоумышленниковъ, и начала обстрѣливать его, но онъ свернулъ въ лѣсъ и тамъ удачно скрылся.

Жандармской полиціей при содѣйствіи полиціи г. Ново-Николаевска и войсковыхъ частей къ задержанію злоумышленниковъ приняты самыя энергичныя мѣры. Городъ Новониколаевскъ оцѣпленъ войсками и среди жителей полицеймейстеромъ производятся повальные обыски.

Телеграфнымъ распоряженіемъ начальника дороги отъ 2 августа на мѣсто крушенія былъ командированъ начальникъ 1-го отдѣленія службы пути инженеръ Бѣлевичъ, которому предписано произвести тщательное разслѣдованіе происшествія, обративъ главное вниманіе на то обстоятельство, что путовой стражей не была замѣчена порча пути злоумышленниками.

Въ тотъ же день отъ инженера Бѣлевича была получена отвѣтная телеграмма, что движеній поѣздовъ по перегону „Ельцовка“ —„Иня" будетъ возстановлено по устраиваемому имъ обходному пути не ранѣе 8 час. дня 2 числа.

Точно установлено, что при обстрѣливаніи поѣзда ранены трое и машинистъ поѣздного паровоза, цеховой города Самары Михаилъ Семеновичъ Туриловъ получилъ тяжелое нервное потрясеніе и ушибъ головы при крушеніи паровоза. При осмотрѣ врачомъ раненыхъ было найдено: у кочегара Козьмы Михайловича Тряпичкина 3 огнестрѣльныя раны на лѣвой сторонѣ груди, 3—сзади, на спинѣ, 3 — на лѣвомъ плечѣ, 1—на лѣвомъ боку, 2—на среднемъ пальцѣ и 1 —на мизинцѣ лѣвой руки, 2—на предплечьѣ и 2—на ладони; большинство изъ нихъ на вылетъ. У помощника машиниста Кузнецова огнестрѣльная контузія на лѣвомъ плечѣ. У конвойнаго солдата рядового енисейскаго полка Садомчукъ на среднемъ пальцѣ лѣвой ноги на первомъ фалангѣ—огнестрѣльная сквозная рана безъ перелома кости.

Есть слухи, что часть злоумышленниковъ была поймана вечеромъ 2 августа въ окрестностяхъ Ново-Николаевска, при чёмъ одинъ изъ нихъ, будучи тяжело раненъ— померъ.

Къ мѣсту катастрофы выѣхали изъ Томска слѣдственныя судебныя власти съ товарищемъ прокурора окр. суда Шавровскимъ.

Дальнѣйшія подробности будутъ продолжены сообщеніемъ въ слѣдующихъ №№.

А. Грустный.

"СИБИРСКИЕ ОТГОЛОСКИ"_Еженед. политическая, общественная и литературная газета_Томск № 132, 1908 г.

==================

Къ дѣлу нападенія на поѣздъ. Раненый чутъ-ли не двумя десятками пуль при нападеніи на почтово-пассажирскій поѣздъ № 4 1 августа кочегаръ Тряпкинъ утромъ 2 августа померъ, оставивъ послѣ себя 7 человѣкъ семьи безъ всякихъ средствъ къ существованію: жену и шестеро дѣтей въ возрастѣ отъ 3-хъ мѣсяцевъ до 12-ти лѣтъ. По отзывамъ, поступившимъ въ управленіе дороги отъ непосредственнаго начальства и начальника участка тяги,—Травкинъ былъ честнымъ и всегда исправнымъ служащимъ. На Сибирской жел. дорогѣ онъ служилъ съ 12 апрѣля 1906 г.

Первоначально онъ былъ рабочимъ, при чемъ исполнялъ обязанность поѣздного качегара по поденному расчету.

"СИБИРСКИЕ ОТГОЛОСКИ"_Еженед. политическая, общественная и литературная газета_Томск № 134, 1908 г.

По поводу нападенія на поѣздъ подъ Ново-Николаевскомъ),
Ново-Николаевскъ. По поводу нападенія на поѣздъ подъ Ново-Николаевскомъ), Нападеніе на поѣздъ 4 между разъѣздами Иня и Ельцовка оказалось столь неожиданнымъ для всѣхъ слоевъ общества гор. Ново-Николаевска и для служащихъ желѣзной дороги, что породило цѣлыя легенды в въ первый разъ бываетъ трудно разобраться въ томъ, гдѣ начинается правда, в гдѣ конецъ легендѣ. До сихъ поръ всѣ еще живутъ подъ впечатлѣніемъ этого ужаснаго событія, и о чёмъ бы вы не стали говорить съ собесѣдникомъ разговоръ какъ то самъ собой переходитъ на тему о нападеніи на поѣздъ. Нужно оговориться, что кромѣ ошеломляющаго впечатлѣнія отъ событія, интересъ къ нему поддерживается ещё внѣшними обстоятельствами: въ городѣ много разговоровъ объ обыскахъ, облавахъ, арестахъ.

Нападеніе на поѣздъ 1-гo августа не имѣло бы ошеломляющаго впечатлѣнія, если бы произошло нѣсколько раньше. Годъ тому назадъ, и даже меньше, грабежи, именуемыя „экспропріаціями", нападенія и убійства не были рѣдкостью въ Ново-Николаевскѣ. Здѣсь жизнь каждаго человѣка не представляла изъ себя безцѣнную драгоцѣнность, а взвѣшивалась на золото, на серебро и даже на мѣдь. Никто ещё не забылъ дерзкихъ нападеній на почты, на акцизныхъ чиновниковъ, винныя лавки, на магазины, на коммерческихъ агентовъ, на домовладѣльцевъ, на служащихъ, на рабочихъ и даже на прохожихъ. Иногда убивали и грабили человѣка, такъ какъ его одежда представляла цѣнность въ нѣсколько гривенниковъ, а это всё-таки, больше, чѣмъ ничего. Однако, за послѣднее время въ Ново-Николаевскѣ стало тише. Съ пріѣздомъ пристава Висмана наступленіе относительной обывательской безопасности было приписано ему. Теперь можно видѣть, какъ было опрометчиво предполагать искорененіе у насъ преступности. Не правильнѣе ли предположить, что наиболѣе преступные элементы, соорганизованные въ шайку, отъ мелкихъ разрозненныхъ дѣйствій на обывателя рѣшила перейти на путь огромныхъ преступленій. Тутъ они расчитывали получить не гроши и даже не тысячи, а сотни тысячъ. Напасть на казначейство, банкъ и проч. имъ трудно было расчитывать, такъ какъ тамъ великолѣпная oxpaнa и сигнализація. Естественно, что они остановились на ограбленіи желѣзнодорожной выручки, которая идетъ каждый день въ Томскъ и часто превышаетъ сотню тысячъ рублей. Это извѣстно всѣмъ. Риска „провалиться“ здѣсь также меньше: можно устроить кашу отъ поѣзда, что чуть было и не было устроено 1-го августа, можно смѣлымъ нападеніемъ терроризировать воинскую команду и пассажировъ и проч. Всё это устроить не трудно. Уйти же легко: окрестности Ново-Николаевска малообитаемы и покрыты лѣсами. Нужно было только усыпить вниманій полиціи. И вотъ вамъ наступленіе затишья въ преступленіяхъ. Кто знаетъ, можетъ быть, преступники ежедневно встрѣчались на улицахъ города, какъ завзятые буржуа; можетъ быть они ночи проводили за карточными столами въ клубахъ и были здѣсь своими людями среди благонамѣренныхъ представителей чиновнаго міра и коммерческихъ дѣльцовъ. Не нагрянула же эта шайка въ нѣсколько десятковъ человѣкъ изъ заморскихъ странъ, когда во всей Россіи уже стало сравнительно тихо!

Мѣсто для нападенія было избрано удачно. Здѣсь поѣздъ идетъ подъ уклонъ. Неосторожный машинистъ нерѣдко подъ уклонъ развиваетъ значительную скорость, выше нормальной. Съ лѣвой стороны линіи жел. дороги мѣстность заросла рѣдкимъ березнякомъ и покрыта колками; съ правой стороны, вблизи начинаются лога и густые лѣса. Съ лѣвой стороны, ближе, какъ на 5 вёрстъ, нѣтъ жилья, а съ правой стороны и на 15 вёрстъ не сыщешь деревни. Разъѣзды лежатъ по линіи ближе, но они при своей малолюдности, не представляли опасности для преступниковъ.

По словамъ очевидцевъ и агентовъ сл. пути, нападеніе была совершено темной но-
чью, около 11 час. Было пасмурно. Преступники сняли одну рельсу причемъ орудіями имъ послужили инструменты ремонта: костыльный молотокъ, путевой ключъ и лапа. Всё это могло быть покрадено у ремонта, что нерѣдко случается и чему не придаётся значенія. Виновный въ утерѣ несётъ только денежную отвѣтственность. Порча пути на болѣе значительномъ разстоянія произошла уже при крушеніи. Поѣздъ подъ уклонъ былъ заторможенъ при посредствѣ тормоза Вестингауза. Поэтому и не произошло ужаснаго крушенія. Получивъ кренъ на ходу, паровозъ свалился, оторвавшись отъ тендера; за нимъ упалъ и багажный вагонъ, который при паденіи помялся и здавился. Почтовый вагонъ и слѣдующій за нимъ вагонъ 3-го класса осталась на пути и оказались съ несерьезными поврежденіями. Злоумышленники, остановивъ поѣздъ, тотчасъ же открыли пальбу по почтовому вагону, предполагая, очевидно, терроризировать воинскую охрану. Въ начавшаго стрѣлять въ нихъ изъ револьвера кочегара, который, кстати, былъ внѣ прикрытія и не растерялся по паденіи паровоза, они пустили нѣсколько десятковъ пуль, и девятью изъ нихъ тяжело ранили его. За одно получилъ рану и помощникъ машиниста. Пассажирамъ преступники крикнули, чтобы тѣ не выходили и что ихъ де они не тронутъ. Это предупрежденіе было излишне, такъ какъ всѣ пассажиры, попуганные толчками при крушеніи и заслышавъ выстрѣлы, попрятались подъ нижними полками и полегли на полу вагоновъ. Только нѣсколько офицеровъ, Ѣхавшихъ въ нагонахъ 2 класса въ хвостѣ поѣзда, попытались открыть стрѣльбу изъ револьверовъ по преступникамъ. Послѣдніе отвѣтила залпомъ и ранили въ руку одного пассажира, спустившагося съ полки. Конвой почты отстрѣливался изъ винтовокъ. Однако, это не испугало преступниковъ, и они бросились къ багажному вагону, гдѣ находилась желѣзнодорожная выручка. Проникнуть въ этотъ вагонъ имъ не удалось; такъ какъ вагонъ былъ такъ поврежденъ, что доступъ въ него былъ сопряженъ съ значительными затрудненіями, и на это требовалось значительное время: нужно было

ломать вагонъ. Между тѣмъ вблизи послышались выстрѣлы путевого сторожа, спѣшившаго къ мѣсту преступленія, и выстрѣлы ремонта, вызваннаго путевымъ сторожемъ. Кто стрѣлялъ, злоумышленники не могли знать, потому они поспѣшили ретироваться ни съ чѣмъ.

Въ результатѣ нападенія:

сумасшествіе машиниста,
смерть героя-кочегара,
пораненіе пом. машиниста и пассажира.

Кромѣ того, порча пapoвoзa и багажнаго вагона, которые 5 авг. были подняты и будутъ отправлены въ депо ст. „Обь“, и порча почтового вагона и вагона 3 класса.

Почтовый вагонъ весь въ ранахъ: стекла высажены пулями, стѣны и двери прострѣлены пулями и съ многочисленными слѣдами отъ пуль; вагонъ 3-го класса безъ стеколъ и помятъ.

Сколько же было преступниковъ?

Этотъ вопросъ интересуетъ всѣхъ, но отвѣтить на него трудно. Воображенію перепуганныхъ пассажировъ рисовались десятки нападающихъ. Всѣ, къ кому мы ни обращались съ этимъ вопросомъ, говорила разно.

Одни говорили: 50 человѣкъ, другіе 30 челов.; одинъ же пассажиръ резонно замѣтилъ, что въ тёмную ночь испуганному пассажиру и 15 челов. могла показаться за 50 чел. Примѣръ близокъ: нападеніе въ 1907 г. на томской вѣткѣ, гдѣ 7—8 нападающихъ было приняты за 30. Также трудно пока сказать: есть ли въ числѣ арестованныхъ нападавшіе на поѣздъ? На это отвѣтитъ слѣдствіе.

"СИБИРСКИЕ ОТГОЛОСКИ"_Еженед. политическая, общественная и литературная газета_Томск № 135, 1908 г.
Показать спойлер
Папик
Оригинальныя ископаемыя приходится иногда встрѣчать у васъ по лѣвому берегу р. Оби.

Такъ, къ воскресенье же, 29 іюня, 1908 прогуливаясь около желѣзнодорожнаго моста, мною обнаружены были внизу высокаго берега кости какого-то животнаго.

Осмотрѣвъ ихъ, я убѣдился, что это кости ногъ самаго обыкновеннаго животнаго, а именно—человѣка.

Оказалось, что на верху этого высокаго песчанаго берега помѣщается кладбище, нынѣ упраздненное и принадлежавшее когда-то селу Кривощёково, хотя еще сравнительно недавно, въ 1896 г., какъ, гласитъ надгробная плита на одной изъ могилъ, кладбище еще выполняло функціи.

Нужно надѣяться, что въ скоромъ времени появятся снова на свѣтъ Божiй остальныя принадлежности человѣческаго скелета, а также и другихъ покойниковъ.

Оригинально, но нельзя сказать, чтобы было пріятно кому бы то ни было лицезрѣть эти бренные останки.

А не мѣшало бы, кому слѣдуетъ, подобрать ихъ.

М. Е. Т—онъ

"СИБИРСКИЕ ОТГОЛОСКИ"_Еженед. политическая, общественная и литературная газета_Томск № 115, 1908 г.
Папик
Собственныя корреспонденціи.

Ново-Николаевскъ. (Общественная стачка. Ростъ города. Урожай въ тяготѣющемъ районѣ).

До военнаго положенія въ городѣ была кое-какая общественная жизнь.

Слышно было о развитіе началъ общественности въ средѣ приказчиковъ, ихъ хозяевъ, рабочихъ разныхъ категорій, учительскаго персонала и проч.

Возникали въ то время библіотеки, слышно было о разумныхъ развлеченіяхъ, имѣлась приличная большого формата газета прогрессивнаго направленія и т. д.

Теперь ничего этого нѣтъ. Карты, сплетни, вино, пошлыя развлеченія—заняли досугъ горожанъ.

Одни ничѣмъ не интересуются, другіе торопятся насладиться мѣщанской жизнью.

Будничный мелкій интересъ къ завоеванію или куска хлѣба, или капитала доминируетъ надъ всѣмъ. И это въ городѣ, съ огромнымъ, быстро растущимъ населеніемъ и съ наиболѣе бойкой въ Сибири торговой жизнью.

Разумѣется, такая жизнь долго продлиться не можетъ.

Во имя наивысшагo развитія торговой и промышленной жизни снова возникнетъ общественность. Настоящее врем—переходное—канетъ въ прошлое и о немъ, какъ о быломъ хорошемъ, будутъ вспоминать только тѣ, что теперь спѣшатъ использовать его въ своихъ групповыхъ цѣляхъ, вредныхъ живо развивающейся націи. Это „истинно-русскіе"

Послѣдніе наиболѣе энергично развили свою дѣятельность: устраиваютъ собранія съ проклятіями какимъ-то „жидовствующимъ“ лѣвымъ, къ числу которыхъ относятъ и октябристовъ, Л. П. Толстому, этому рѣдкому украшенію, въ глазахъ всего міра, земли русской, нашей народной гордости по таланту, съ чтеніемъ хулиганствующихъ газетъ и листковъ и съ произношеніемъ рѣчей, отъ которыхъ отдаетъ могилой и кознями Лайолы.

Съ этихъ же собраній по всему Ново-Николаевску и далеко въ окрестности идетъ „истиннорусская“ литература, зовущая насъ къ дикости и къ мраку въ чьихъ то интересахъ, но только не въ народныхъ.

Городъ быстро растетъ.

Деревянныя постройки вытѣсняются каменными.

Пристань расширяется не по днямъ, а по часамъ.

Ввозъ и вывозъ города, если считать обороты пристани, достигаетъ огромной цифры для Сибири.

Положеніе города на магистрали Сиб. ж. дороги и при судоходной рѣкѣ сдѣлало его центромъ, который, какъ сказочное животное, на огромное пространство раскидываетъ свои щупальцы и все тянетъ къ себѣ.

Географическое положеніе выдвинуло Ново-Николаевскъ въ рядъ большихъ городовъ Сибири, и оно же сулить ему блестящую будущность.

За нимъ естественныя преимущества, которыя не было еще силы побѣдить.

Бассейнъ верховья р. Оби и часть Китая, примыкающая къ Алтаю, обладаютъ неисчислимыми естественными богатствами, которыя, направляясь на міровой рынокъ, не могутъ миновать Ново-Николаевска.

И ростъ нашего города тѣсно связанъ съ ростомъ и развитіемъ производительныхъ сидъ верховьевъ Оби. Установленіе право-порядка, переселеніе, измѣненіе формъ землепользованія съ передачей алтайскихъ земель даже крестьянскому банку является гарантіей этого роста.

Всѣ данныя говорятъ, что въ близкомъ будущемъ изъ складочнаго мѣста сырья Ново-Николаевскъ превратится въ промышленный городъ.

Кстати, мукомольное дѣло уже осѣдаетъ здѣсь.

"СИБИРСКИЕ ОТГОЛОСКИ"_Еженед. политическая, общественная и литературная газета_Томск № 146, 1908 г.
Папик
Ново-Николаевскъ. (Погода. Привозъ пшеницы. Примитивные способы удобренія. Пьянство. Иностранцы.)

Погода въ нынѣшнее лѣто 1908 г. стоитъ не особенно благопріятная для роста какъ травъ, такъ равно и хлѣбовъ.

Урожай травъ въ нѣкоторыхъ мѣстахъ былъ плохой, урожай же хлѣбовъ, однако, въ этихъ же мѣстахъ вполнѣ удовлетворительный.

Несмотря на страдную пору, когда крестьянинъ-хозяинъ дорого цѣнитъ рабочій день, привозы пшеницы на рынокъ продолжаются и при томъ въ сравнительно большомъ количествѣ — 4—9 тысячъ пудовъ ежедневно, что въ прежніе годы, пожалуй, рѣдко бывало.

Крестьяне прутъ изъ селеній за 150— 200 верстъ и везутъ пшеницу продавать, въ виду того, что хранить её нѣтъ основаній, такъ какъ на полосахъ ожидаемый урожай радуетъ и, главное, для того, чтобы его убрать, крайне необходимо пріобрѣсти жатвенныя машины.

Почти при полномъ отсутствіи наемныхъ рабочихъ рукъ, съ одной стороны, и съ другой—увеличивающіеся посѣвы побуждаютъ пахарей безотлагательно обзаводиться жатвенными машинами, а также и молотилками, такъ какъ, въ противномъ случаѣ, ручнымъ трудомъ своей семьи не сжать и не смолотить своевременно всего посѣва.

Но какая большая разница могла бы быть, если бы всё сельское хозяйство велось не такими, какъ теперь, примитивными способами; огромныя пространства земли поросли сорными травами, противъ чего, разумѣется, ничего не предпринимается.

Земли нигдѣ не удобряются, несмотря на то, что подъ руками масса туковъ отъ большого числа содержащаго поголовiемъ скота. Но это удобреніе, вмѣсто пользы, приносить только вредъ и людямъ, и скоту, который содержится обыкновенно въ крытыхъ, не очищающихся дворахъ, и поэтому и люди, и скотина живутъ въ непролазной грязи.

Въ лучшихъ случаяхъ, когда накопятся горы удобренія—эти горы сжигаются.

Въ результатѣ —чахлый, нездоровый скотъ, истощенная земля, загрязненная почва въ деревняхъ и отравленная питьевая вода, потому что вмѣсто насыпей къ мостамъ черезъ рѣчки обыкновенно вывозятъ и наваливаютъ навозъ.

А культуртрегеры палецъ о палецъ не ударили для того, что-бы помочь горю, разсѣять эту темноту хотя бы крошечными лучами знанія.

Вѣдь на весь округъ нѣть ни одного сельско-хозяйственнаго училища, хотя бы даже самаго элементарнаго. Излишне, конечно, говорить о значеніи и необходимости такого училища, но ихъ всё таки нѣтъ и, вѣроятно, еще и долго не будетъ...

Ни фабрикъ, ни заводовъ, которые хоть сколько-нибудь могли бы обрабатывать богатое сырье края —тоже нѣть. Процвѣтаютъ только винокуреніе, да пивовареніе.

И пьютъ здѣсь непомѣрное количество спиртныхъ напитковъ.

Въ нѣкоторыхъ селахъ, не имѣющихъ даже школъ грамоты, все-таки пропиваютъ по 70 —80 тысячъ рублей въ годъ. И народонаселенію угрожаетъ неминуемая и огромная опасность вырожденія отъ алкоголизма.

А тѣ школы, которыя существуютъ—до нельзя плохи и ведутся до того по казенному, что благотворная роль ихъ весьма проблематична.

Отсутствіе живого предпринимательскаго духа и личностей, болѣе или менѣе энергичныхъ, вооруженныхъ знаніями и умѣніемъ для борьбы съ невѣжествомъ и для насажденія въ населеніи реальныхъ знаній и умѣній, привлекаетъ со стороны массу пришлаго народа, который на обухѣ рожь молотить и молодецки высасываетъ изъ народонаселенія все, что оно можетъ дать.

Изъ за тридесятаго, какого-нибудь царства пріѣзжаютъ иноземные люди, которыхъ здѣсь всѣхъ называютъ „нѣмцами", и съ усовершенствованными пріемами заправскихъ культурныхъ обитателей, какъ прессомъ, выдавливаютъ изъ народонаселенія все, что выдавить можно.

А мы, обыватели, смотримъ и удивляемся, какъ это они, иностранцы, всюду лапу запустили и хозяйничаютъ.

А между тѣмъ, этотъ самый „нѣмецъ“ ничему полезному научитъ насъ не пытается и не хочетъ.

Конечно, нѣмцу и нѣтъ разсчета сдѣлать изъ насъ знающихъ и умѣлыхъ людей! Но мы и сами—тоже ничему научиться не желаемъ.

Судите сами.

Мы, обыватели, выращиваемъ пеньку и все въ сыромъ видѣ отправляемъ въ Европейскую Россію, а тамъ изъ вашей пеньки дѣлаютъ мѣшки, которыхъ намъ же много требуется, и посылаютъ къ намъ.

При этой операціи мы, разумѣется, теряемъ и переплачиваемъ огромный процентъ, а всё таки не хотимъ научиться даже, какъ мѣшочный холстъ выткать.

"СИБИРСКИЕ ОТГОЛОСКИ"_Еженед. политическая, общественная и литературная газета_Томск № 156, 1908 г.
Папик
Ново-Николаевскъ, Томской г.

Говорятъ—Ново-Николаевскъ растетъ.

Это— вѣрно; но только по числу жителей; а не по благоустройству.

Улицы—невозможныя:

въ сухую погоду стоитъ на нихъ пыль столбомъ, —даже въ пыльномъ Томскѣ ничего подобнаго нѣть.

Очевидно, улицы никогда не поливаются.

Извозчики въ допотопныхъ экипажахъ.

Но съ другой стороны—въ городѣ существуетъ

—биржа и биржевой комитетъ (недавно учрежденные),
—общество взаимнаго кредита,
—три клуба—общественный, желѣзнодорожный и военный,
—два шантана

и т. д.

Въ нынѣшнею сентябрьскую 1908 г. выѣздную сессію томскій окружный судъ засѣдаетъ въ общественномъ собраніи Ново-Николаевска. И какъ вы думаете, сколько клубъ взимаетъ за это съ суда?

Да по 15 р. за день.

Засѣданія происходятъ съ 9 ч. до 3 ч., много 4 ч. по полудни.

За-свѣтло судъ, обыкновенно, расходится; но если бъ засѣданіе затянулось, то, вѣдь, электрическаго освѣщенія въ клубѣ все равно нѣтъ, и суду бы пришлось на свой счетъ покупать для освѣщенія свѣчи.

Помѣщеніе, клуба—не ахти какое:

—полъ грязноватый, крашеный,
—зало, гдѣ происходятъ засѣданія, небольшое.

Не смотря на то, что полъ не казистый, его покрываютъ ещё рогожами во время засѣданій, чтобъ обвиняемые и свидѣтели не грязнили его.

За что—спрашивается—взимаютъ почтенные старшины клуба съ суда по 15 р. въ день?

Мы слышали, что вслѣдствіе неимѣнія въ Ново-Николаевскѣ удобнаго и недорогого помѣщенія подъ судебныя засѣданія судъ намѣренъ выѣздныя сессіи перенести въ село Берское, какъ это и было paнѣе.

Въ Берскомъ г. Гороховъ предлагаетъ для суда даровое помѣщеніе.

И давно-бы слѣдовало такъ поступить.

Судъ не располагаетъ большими кредитами и платить бѣшенныя деньги ему не изъ чего!

Проѣзжій.

"СИБИРСКИЕ ОТГОЛОСКИ"_Еженед. политическая, общественная и литературная газета_Томск №159, 1908 г.
Папик
Ново-Николаевскъ, Томской г.

Говорятъ—Ново-Николаевскъ растетъ.

Это— вѣрно; но только по числу жителей; а не по благоустройству.

Улицы—невозможныя:

въ сухую погоду стоитъ на нихъ пыль столбомъ, —даже въ пыльномъ Томскѣ ничего подобнаго нѣть.


Очевидно, улицы никогда не поливаются.

Извозчики въ допотопныхъ экипажахъ.

Но съ другой стороны—въ городѣ существуетъ

—биржа и биржевой комитетъ (недавно учрежденные),
—общество взаимнаго кредита,
—три клуба—общественный, желѣзнодорожный и военный,
—два шантана

и т. д.

Въ нынѣшнею сентябрьскую 1908 г. выѣздную сессію томскій окружный судъ засѣдаетъ въ общественномъ собраніи Ново-Николаевска. И какъ вы думаете, сколько клубъ взимаетъ за это съ суда?

Да по 15 р. за день.

Засѣданія происходятъ съ 9 ч. до 3 ч., много 4 ч. по полудни.

За-свѣтло судъ, обыкновенно, расходится; но если бъ засѣданіе затянулось, то, вѣдь, электрическаго освѣщенія въ клубѣ все равно нѣтъ, и суду бы пришлось на свой счетъ покупать для освѣщенія свѣчи.

Помѣщеніе, клуба—не ахти какое:

—полъ грязноватый, крашеный,
—зало, гдѣ происходятъ засѣданія, небольшое.

Не смотря на то, что полъ не казистый, его покрываютъ ещё рогожами во время засѣданій, чтобъ обвиняемые и свидѣтели не грязнили его.

За что—спрашивается—взимаютъ почтенные старшины клуба съ суда по 15 р. въ день?

Мы слышали, что вслѣдствіе неимѣнія въ Ново-Николаевскѣ удобнаго и недорогого помѣщенія подъ судебныя засѣданія судъ намѣренъ выѣздныя сессіи перенести въ село Берское, какъ это и было paнѣе.

Въ Берскомъ г. Гороховъ предлагаетъ для суда даровое помѣщеніе.

И давно-бы слѣдовало такъ поступить.

Судъ не располагаетъ большими кредитами и платить бѣшенныя деньги ему не изъ чего!

Проѣзжій.

"СИБИРСКИЕ ОТГОЛОСКИ"_Еженед. политическая, общественная и литературная газета_Томск №159, 1908 г.
Папик
Убийство на Кузнецкой (ныне Ленина)


Показать спойлер
Судебная хроника. Ново-Николаевскъ, военно—окружный судъ Дѣло о вооруженномъ нападеніи.

(Отъ собственнаго корреспондента).

15 сентября 1908 въ засѣданіи временнаго военно-окружнаго суда въ г. Ново-Николаевскѣ, подъ предсѣдательствомъ военнаго судьи генералъ-маіора Шуляковскаго, слушаюсь дѣло
о крестьянахъ
Дмитріѣ Климаченковѣ 28 лѣтъ,
Алексѣѣ Гришечкинѣ 21 г.,

мѣщанинѣ Ѳеодорѣ Рыжихъ, онъ же Куликовъ, 21 года, и

Аннѣ Башутиной, 26 лѣтъ,

обвиняемыхъ первые трое по 13, 1629, 1632 и 2634 ст. ул. о нак., за соглашеніе, какъ между собою, такъ и еще съ другими нерозысканными лицами, произвести разбойное нападеніе на Демидова;

привели это намѣреніе въ исполненіе, при чемъ нанесли смертельную изъ револьвера рану приказчику Паничкину, отъ которой онъ вскорѣ скончался, и ударомъ топора лишили жизни сторожа Косолапова,

а послѣдняя въ томъ, что, зная о желаніи грабителей напасть на домъ Демидова, не донесла объ этомъ полиціи, чѣмъ и лишила ее возможности предупредить совершеніе преступленія.

Кромѣ того ко всѣмъ подсудимымъ предъявлена и 279 ст. XXII кн. св. В. П. 1869 г.

Обвинялъ товарищъ прокуроръ подполковникъ Киселевъ, защищалъ штабсъ-капитанъ Иваницкій.

Обвиняемый Рыжихъ на судѣ не присутствовалъ, такъ какъ, находясь подъ стражей въ томскомъ губернскомъ тюремномъ замкѣ, бѣжалъ въ іюлѣ 1908 года, выбросившись изъ окна третьяго этажа на сдѣланной изъ разорванныхъ простыни и тюфячной наволочки лямкѣ и до сего времени не розысканъ.

Сущность этого дѣла въ слѣдующемъ:

въ 3 часа ночи 1 апрѣля 1907 года помощнику пристава г. Ново-Николаевска Бубнову, дежурнымъ стражникомъ доложено было, что въ домѣ Демидова, находящемся на Кузнецкой улицѣ, только что было совершено нѣсколькими вооруженными лицами нападеніе, сопровождавшееся убійствомъ одного изъ обитателей этого дома.

На произведенномъ по этому поводу дознаніи изъ показаній потерпѣвшихъ мужа и жены Паничкиныхъ, свидѣтелей Кирюхина, Шампарова и Алеевой выяснилось:

на Кузнецкой улицѣ въ д. Демидова помѣщалась колесная мастерская,

при которой въ особомъ строеніи проживали
хозяинъ мастерской Андрей Демидовъ,
приказчикъ Паничкинъ съ женой и трехлѣтней дочерью,
жена другого приказчика Алеева и
колесные мастера Кирюхинъ и Шампаровъ.

Въ половинѣ марта мѣсяца къ нимъ въ качествѣ кухарки поступила нѣкая Анна Башутина.

Башутина очень часто отлучалась изъ дома, при чемъ нѣсколько разъ по возвращеніи домой говорила, что къ нимъ придутъ грабители, закричатъ "руки вверхъ“ и отберутъ у хозяина деньги.

Послѣ этихъ заявленій Демидовъ пересталъ ночевать дома, прочіе же, прожинавшіе съ нимъ вмѣстѣ, сначала отнеслись недовѣрчиво къ словамъ Башутиной, а затѣмъ приняли нѣкоторыя мѣры предосторожности.

Но грабители не приходили.

31 марта Демидовъ производилъ расчетъ съ частью своихъ рабочихъ и угощалъ ихъ водкой въ мастерской.

Часовъ въ десять вечера, окончивъ угощеніе рабочихъ, Демидовъ ушелъ ночевать въ гостинницу, а всѣ остальные вышепоименованные легли спать въ своемъ помѣщеніи и вскорѣ заснули крѣпкимъ сномъ.

Вдругъ часовъ около двухъ ночи раздались вновъ разбиваемыхъ оконныхъ стеколъ и револьверные выстрѣли.

Спавшіе вскочили со своихъ мѣстъ и увидѣли, что черезъ выбитыя окна къ нимъ въ квартиру съ крикомъ „руки вверхъ“, вскакиваютъ неизвѣстные люди, вооруженные револьверами и кинжалами.

Одинъ изъ нападавшихъ, коихъ всего было человѣкъ десять, подскочилъ къ Кирюхину и, приставивъ револьверъ къ его груди, потребовалъ деньги; другой, обращаясь ко всѣмъ, крикнулъ: „давайте деньги“.

Алеева, около которой онъ стоялъ, вынула изъ кошелька три рубля и подала ему, но онъ, оттолкнувъ её, сказалъ: „твоихъ не надо“, третій же, подбѣжалъ къ ней, со словами: „надо брать, что даютъ“, выхватилъ изъ рукъ деньги.

Между тѣмъ Паничкинъ, схвативъ висѣвшее надъ его кроватью ружье, выстрѣлилъ въ одного изъ разбойниковъ, а другого ударилъ топоромъ по плечу.

Раздался крикъ: „меня ранили“ и за тѣмъ возгласъ: „бей всѣхъ наповалъ“.

Стрѣльба изъ револьверовъ усилилась, но вскорѣ нападавшіе её прекратили и повыскакали обратно черезъ окна на улицу, при чемъ одинъ изъ грабителей успѣлъ захватить съ собою мѣховое пальто, принадлежащее Демидову.

Когда грабители скрылись, то обнаружено было, что Паничкинъ раненъ изъ револьвера въ животъ и обѣ руки, дочь его въ голову, а сторожъ Косолаповъ лежалъ въ корридорѣ на полу безъ признаковъ жизни, убитый топоромъ, при чёмъ на головѣ его оказалась большая зіяющая рана.

"СИБИРСКИЕ ОТГОЛОСКИ"_Еженед. политическая, общественная и литературная газета_Томск № 161, 1908 г.
Показать спойлер
Папик
Этот дикий, дикий, дикий Запад Сибири)))

Ограбление берской почты, 1908

Показать спойлер
Судебная хроника.

Ново-Николаевскъ. Вооруженное нападеніе на берскую почту. (Отъ нашего корреспондента).

13 октября 1908 во временно-военно-окружномъ судѣ въ г. Ново-Николаевскѣ, подъ предсѣдательствомъ военнаго судьи омскаго военно-окружнаго суда генералъ-маіора Шуляковскаго, слушаюсь дѣло по обвиненію
крестьянъ;
Филиппа Акулова,
Николая Евсюкова и
мѣщанъ:
Василія Казанскаго и
Василія и
Николая Смирновыхъ

по 13, 1630, 1632 и 1634 ст. ул. о нак. за соглашеніе между собою совершить вооруженное нападеніе на почту съ цѣлью ограбленія, что и привели въ исполненіе, убивъ при этомъ почтальона Новикова и ямщика Хомутова, а въ виду совершенія преступленія въ мѣстности, объявленной ва военномъ положеніи, ко всѣмъ обвиняемымъ была примѣнена и 279 ст. XXII кн. Св. В. П. 1869 г. изд. 3.

Обвинялъ подсудимыхъ товарищъ прокурора подполковникъ Киселевъ.

Сущность дѣла въ слѣдующемъ:

15 августа 1907 года къ приставу второго стана Барнаульскаго уѣзда явился начальникъ берской почтово-телеграфной конторы и заявилъ, что въ 7 час. утра ограблена почта, слѣдовавшая изъ Барнаула въ село Берское.

О случившемся тотчасъ же дано было знать мѣстному мировому судьѣ, который, выѣхавъ ва Барнаульскій трактъ, на 7 верстѣ отъ села Берскаго, обнаружилъ стоящую у лѣвой стороны дороги почтовую кибитку, запряженную парой лошадей, изъ коихъ коренная была ранена въ губу и въ пахъ правой задней нога, пристяжка же убита.

Три большихъ сумы съ корреспонденціей оказались взрѣзанными, при чёмъ изъ числа вытащенныхъ изъ нихъ трехъ меньшихъ кожаныхъ сумокъ, двѣ также были взрѣзаны; третья же оказалась цѣлою.

Почталіонъ Новиковъ и ямщикъ Хомутовъ, сопровождавшіе почту, были найдены мертвыми.

Справа отъ кибитки, въ кустахъ, было найдено небольшое утоптанное пространство земли съ устроенными на немъ двумя упорами для ружей; тутъ же валялись пустыя бутылки изъ-подъ водки и жестяная коробка изъ-подъ маринованной рыбы.

Кромѣ того, на мѣстѣ происшествія были найдены:

17 револьверныхъ гильзъ,
два револьверныхъ патрона осѣчки,
револьверъ Смита и Вессона, заряженный на всѣ пять патроновъ,
два пустыхъ мѣдныхъ патрона и
мѣшочекъ съ 6 невыстрѣленными патронами къ ружью центральнаго боя 12 калибра.

При осмотрѣ обратило на себя еще вниманіе и то обстоятельство, что отъ утоптаннаго мѣста въ кустахъ на самый трактъ шелъ слѣдъ телѣги, запряженной парою лошадей.

Изъ показанія начальника берской почтовой конторы Горшкова выяснилось, что при провѣркѣ имъ почты не хватило

одного заказного письма,
двухъ доплатныхъ писемъ,
одного казеннаго письма съ документомъ

и, кромѣ того, не оказалось

казеннаго револьвера и
винтовки Бердана,

бывшихъ у почтальона Новикова.

По подозрѣнію въ учиненіи означеннаго нападенія было задержано полицейскими властями нѣсколько лицъ, изъ числа коихъ особенное вниманіе обращаетъ на себя нѣкій Филиппъ Акуловъ, который, проживая ранѣе въ Ново-Николаевскѣ, занимался столярнымъ ремесломъ, но, затѣмъ, въ началѣ лѣта 1907 г. прекратилъ это занятіе и на какія средства жилъ послѣ этого—неизвѣстно;

по крайней мѣрѣ, свидѣтели: Дмитрій Гусельниковъ, Степанъ Новоселовъ и Илья Зудихинъ показали, что, переселившись въ это время въ ихъ деревню къ брату своему Кузьмѣ, онъ ничѣмъ не завивался—„такъ лишь шлялся“. Было у него три лошади—одна сѣрая, двѣ гнѣдыхъ, были и телѣжки—одна городская, а другая простая— „пуртъ“ на желѣзныхъ осяхъ. Филиппъ постоянно разъѣзжалъ то въ село Николаевские, то въ село Берское; часто и къ нему пріѣзжали молодые люди. Ходилъ онъ на охоту съ гостями съ ружьями, при темъ Зудихинъ видѣлъ, что всѣ они постоянно стрѣляли въ сосны и бревна.

По показанію полицейскаго надзирателя Бубнова, онъ, имѣя негласныя свѣдѣнія о томъ, что въ числѣ участниковъ нападенія на почту былъ Филиппъ Акуловъ, проживавшій въ городѣ Ново-Николаевскѣ, сталъ слѣдить за нимъ.

Вскорѣ Акуловъ скрылся изъ Ново-Николаевска и нѣкоторое время свѣдѣній о его мѣстонахожденіи не имѣлось; но, затѣмъ, путемъ розысковъ, удалось узнать, что Акуловъ проживаетъ въ дер. Нижней Ельцовкѣ, при чемъ у него, подъ видомъ охотниковъ, бывали братья Смирновы, Казанскіе и другіе.

Имѣя, такимъ образомъ, на примѣтѣ означенныхъ лицъ, Бубновъ, получивъ 15 августа телеграмму о нападеніи на почту, шедшую изъ села Кайнова въ Берское, отправился со стражникомъ Кривошапкинымъ и надзирателемъ Лопатинымъ въ Ельцовку и часовъ въ 12 ночи, проникнувъ внезапно въ квартиру Акулова, засталъ Филиппа за чаепитіемъ.

Схвативъ Акулова моментально за руки и тѣмъ самымъ лишивъ его возможности защищаться, онъ, Бубновъ, приказалъ Лопатину обыскать его, при чемъ подъ полой пиджака у него оказался на серебряной цѣпочкѣ „Браунингъ“ съ тремя обоймами, наполненными боевыми патронами, а за поясомъ кинжалъ.

При обыскѣ квартиры было найдено ружье центральнаго боя съ боевыми къ нему патронами, два патронтажа—одинъ съ 11-ю гильзами и тремя боевыми патронами, а другой—съ 11-ю боевыми винтовочными патронами, три фунтовыя банки съ порохомъ, ружье системы „Бердана“, дробовикъ съ гильзами и два широкихъ кожаныхъ пояса.

При обыскѣ въ домѣ братьевъ Смирновыхъ было найдено ружье центральнаго боя 12 калибра, три боевыхъ къ нему патрона и одна гильза, коробка войлочныхъ и картонныхъ пыжей, 4 рубленныхъ свинцовыхъ картечи и мѣдная мѣрка для пороха.

Самого момента нападенія ва почту и убійства почталіона и ямщика никто не видалъ.

Есть очевидцы лишь момента болѣе поздняго, а именно: бѣгства преступниковъ съ мѣста происшествія в только одному изъ свидѣтелей, крестьянину Григорію Давыдову, в то лишь отчасти, удалось въ теченія небольшого промежутка времени наблюдать, какъ двое грабителей возились около почтовой повозки.

По его словамъ, онъ часовъ въ 6 утра 15 августа поѣхалъ изъ села Берскаго по своимъ дѣламъ въ дер. Тальменку и направленію къ селу Кайнову.

Выѣхавъ за берскій боръ, онъ услышалъ впереди выстрѣлы и, „оторопѣвъ", поѣхалъ шагомъ.

На 6 верстѣ онъ увидѣлъ вдали почтовую повозку, при чемъ сразу же обратилъ вниманіе на то, что пристяжная лошадь лежатъ на землѣ, а около повозки возятся въ бумагахъ какіе-то два человѣка; тутъ же у повозки стояла двѣ лошади—бусая и гнѣдая; осѣдланы онѣ были или же нѣтъ—онъ не замѣтилъ.

Догадавшись, что грабятъ почту, онъ со страху остановился; грабителя же, замѣтивъ его, вскочили на лошадей я вскачь помчались по направленію къ кирпичнымъ сараямъ. Послѣ этого онъ поскакалъ впередъ и видѣлъ на землѣ около почтовой повозки валявшіяся сумки и пакеты.

По показанію свидѣтелей супруговъ Новоселовыхъ, проѣзжавшихъ также около, этого времена по той же дорогѣ, они, проѣхавъ поворотъ на Гороховскую мельницу, встрѣтили мчавшуюся во весь духъ толѣжку, на которой сидѣло трое прилично одѣтыхъ мужчинъ.

Въ телѣжку эту была запряжена пара лошадей, коренная сѣрая, а пристяжная—гнѣдая; вслѣдъ за телѣжкой промчались три человѣка на верховыхъ лошадяхъ, изъ коихъ одна была сѣрая, другая гнѣдая—высокая, а третью—не разглядѣли. Чрезъ нѣсколько времени послѣ этой встрѣчи они подъѣхали къ 7 верстѣ тракта, гдѣ и увидѣли разбитую почту.

Часовъ въ 7 утра, того же числа, запряженною парою лошадей телѣжку, въ коей сидѣли три человѣка и ѣхавшихъ вслѣдъ за ними ва нѣкоторомъ разстояніи троихъ конныхъ, видѣли: Иванъ и Степанъ Ефимовы, Кожевниковъ, Сыровъ, Павловъ и Мокрополовъ у переѣзда черезъ рѣку Бердъ.

Телѣжка эта и конные промчались по направленію на дер. Барышеву.

Изъ верховыхъ лошадей Степанъ Ефимовъ и Мокрополовъ замѣтили одну сѣро-яблочную, Иванъ Ефимовъ бѣло-сѣрую, Кожевниковъ бѣло-сѣрую и двухъ темно-гнѣдыхъ и Павловъ—яблочную и темно-гнѣдую.

Проѣзжавшій около 8 часовъ утра крестьяне Павелъ и Георгій Ламановы показали, что верстахъ въ семи отъ моста черезъ рѣку Бердъ видѣли ѣхавшихъ имъ на встрѣчу троихъ конныхъ, которые, не доѣзжая саженей 30 до нихъ, свернули съ дороги на льнище и помчались.

Этихъ же троихъ на барышевской дорогѣ видѣли и крестьяне Николай Барышевъ и Пичкасовъ. Въ этотъ день утромъ крестьянинъ Богдановъ, возвращавшійся по Барышевской дорогѣ на мельницу Горохова, нашелъ на дорогѣ небольшой свертокъ, оказавшійся, затѣмъ, по показанію начальника берской почтовой конторы, цѣнной посылкой на 5 руб., пересылавшейся съ ограбленной почтой изъ Барнаула въ Ново-Николаевскъ.

При предъявленія всѣмъ названнымъ лицамъ обвиняемыхъ, а также лошадей, телѣжки и сѣделъ, отобранныхъ у нихъ, они показали:

1) Сыровъ, Кожевниковъ, Павловъ, Мокрополовъ и Ефимовы призналъ телѣгу "пуртъ“, похожей на ту, на которой промчались трое неизвѣстныхъ;

2) темно-гнѣдую лошадь Акулова Павловъ и Новоселовъ признали за ту, верхомъ на которой съ мѣста нападенія на почту ѣхалъ одинъ изъ встрѣченныхъ ими;

3) всѣ свидѣтели въ сѣро-яблочномъ конѣ, принадлежащемъ Смирнову, признали того, на которомъ ѣхалъ одинъ изъ неизвѣстныхъ имъ;

4) Давыдовъ призналъ въ гнѣдой лошади, отобранной у Казанскаго, и въ бусой, взятой у Евсюкова, тѣхъ именно лошадей, которыхъ видѣлъ у почтовой повозка и на которыхъ ускакали двое грабителей съ мѣста происшествія;

5) Ламановы въ лицѣ Казанскаго категорически признали одного изъ троихъ конныхъ, встрѣченныхъ ими ва Барышевской дорогѣ и

6) Пичкасовъ и Барышевъ сѣдло, отобранное у Касюкова, признали за то, на которомъ ѣхалъ одинъ изъ неизвѣстныхъ.

(Окончаніе будетъ).

"СИБИРСКИЕ ОТГОЛОСКИ"_Еженед. политическая, общественная и литературная газета_Томск № 173, 1908 г.

Судебная хроника.
Ново-Николаевскъ. Вооруженное нападеніе на Берскую почту.
(Окончаніе,—см. № 173).

Привлеченные къ слѣдствіи въ качествѣ обвиняемыхъ въ учиненіи означеннаго разбойнаго нападенія на почту, не признавая себя виновными показали:

Акуловъ, что 14 августа онъ ѣздилъ въ Ново-Николаевскъ и, вернувшись оттуда поздно вечеромъ, отправился ва охоту. На разсвѣтѣ 15 августа онъ возвратился домой; запрягъ въ телѣгу сѣраго коня и поѣхалъ снова на охоту за тетеревами. Разстрѣлявъ всѣ взятые съ собой патроны, но не убивъ ничего, онъ часовъ въ 8 утра пріѣхалъ домой со стороны барышевской дороги.

Проживающій же у Акулова крестьянинъ Табатчиковъ показалъ, что Акуловъ на телѣгъ „пурть“ 14 августа утромъ уѣхалъ со своимъ знакомымъ, а вернулся только въ 8 — 9 часовъ утра 15 августа.

Братья Василій и Николай Смирновы, что они, будучи знакомы съ Акуловымъ, ѣздили однажды, къ нему лѣтомъ въ Ельцовку.

14 августа часа въ 3—4 дня Акуловъ заходилъ въ нимъ въ токарную мастерскую и, посидѣвъ немного, ушелъ; куда именно—она не знаютъ.

Часовъ въ 7 вечера Василій вмѣстѣ съ Соловьевымъ и Алексѣемъ Казанскимъ ходили въ пивную Зайцева, гдѣ пили квасъ и играли ва билліардѣ.

Около 9 часовъ вечера, возвращаясь изъ пивной, встрѣтили они брата Николая, который гулялъ съ Иваномъ Казанскимъ.

Всѣ вмѣстѣ дошли они до дома и затѣмъ, попрощавшись съ Соловьевымъ и Казанскимъ, пошли къ себѣ и легли спать. Утромъ же на слѣдующій день часовъ въ 8 Василій опять пошелъ вмѣстѣ съ Соловьевымъ въ пивную, a Николай съ Иваномъ Казанскимъ въ церковь.

Соловьевъ и братья Казанскіе ссылку на нихъ со стороны обвиняемыхъ подтвердили, но что касается Зайцева, хозяина пивной, то таковой, судя по показанію его сына Степана, часовъ въ 6 вечера уѣхалъ въ Колывань и пивная въ тотъ вечеръ была закрыта часовъ въ 9, при чемъ вечеромъ никого изъ посѣтителей, ни братьевъ Смирновыхъ, ни Казанскихъ, ни Соловьевыхъ, въ пивной не было.

Утромъ же на слѣдующій день часовъ въ 9 къ нимъ, какъ къ знакомымъ, заходили и Казанскіе, и Смирновы.

Николай Евсюковъ и Василій Казанскій, что они съ 14 на 15 августа провели каждый у себя дома.

По показанію свидѣтеля Попова, содержащаго въ Ново-Николаевскѣ слесарную мастерскую, лѣтомъ 1907 года не то Моликовъ, не то Василій Казанскій отдавалъ ему въ починку ружье центральнаго боя 12 калибра.

Послѣ починки ружье это взялъ Василій Казанскій или 11 августа подъ воскресенье, или же 14 подъ день Успенія; свидѣтель помнитъ хорошо лишь то, что это было подъ праздникъ.

Ружье, отобранное у Смирновыхъ, походитъ на ружье, бывшее у него въ починкѣ, при чемъ видно, что въ первомъ экстракторъ исправлялся, а въ томъ, что было у него въ починкѣ, тоже экстракторъ исправлялся,

Къ дѣлу приложено 6 писемъ Акулова и братьевъ Смирновыхъ, адресованныхъ на имя ихъ родныхъ и близкихъ знакомыхъ. Въ письмахъ этихъ имѣется указаніе на то, что обвиняемые Смирновы и Акуловъ замышляютъ побѣгъ изъ барнаульской тюрьмы. Въ трехъ изъ этихъ писемъ все, касающееся побѣга, написано лимоннымъ сокомъ.

Изъ протокола судебно-медицинскаго осмотра труповъ ямщика Хомутова и почтальона Новикова видно, что у обоихъ изъ нихъ имѣются на головѣ сквозныя огнестрѣльныя раны съ трещинами черепныхъ костей и, кромѣ того, у Хомутова нѣсколько поверхностныхъ ранокъ на груди, при чемъ изъ одной такой раны извлечена картечь и семь ранъ на правомъ плечѣ, изъ коихъ извлечено по картечинѣ, а у Новикова—сквозная рана со входнымъ отверстіемъ на спинѣ и выходящимъ на животѣ.

Смерть обоихъ произошла отъ ранъ въ голову выстрѣломъ изъ ружья картечью, а въ Новикова и изъ револьвера большою калибра. У одной изъ убитыхъ лошадей при снятіи кожи была найдена большая свинцовая пуля.

По выслушиваніи показаній свидѣтелей въ числѣ 38 человѣкъ, а также преній сторонъ, судъ вынесь слѣдующую резолюцію:

всѣ пять подсудимыхь, по лишенію всѣхъ нравъ состоянія, приговорены къ смертной казни черезъ повѣшеніе.

"СИБИРСКИЕ ОТГОЛОСКИ"_Еженед. политическая, общественная и литературная газета_Томск № 174, 1908 г
Показать спойлер
Папик
Ново-Николаевскъ.

Сельско-хозяйственные склады здѣсь постепенно увеличиваются и въ настоящее время имѣется уже ихъ пять:

—казенный,
—международной компаніи,
—товарищ. „Работникъ",
—Столль и К° и
—Рандрупъ,

что служитъ признакомъ спроса сельско-хозяйственныхъ орудій разнаго вида и типа для нуждъ сельскаго населеніи Томскаго уѣзда.

Къ сожалѣнію, экономическое положеніе уѣзда, подъ вліяніемъ общихъ политическо-общественныхъ условій, переживаетъ кризисъ, почему торговля сельско-хозяйственными машинами, наравнѣ съ другими отраслями ея, испытываетъ нѣкоторый застой.

Движеніе товаровъ значительно уменьшилось, что особенно замѣтно на транспортныхъ обществахъ, отъ правленій которыхъ то и дѣло идутъ распоряженія, то о возвратѣ высланныхъ въ адресъ отправителей товаровъ, то о передачѣ ихъ по другому адресу или полностью или частями.

Товары, высланные отъ россійскихъ фирмъ въ адресъ здѣшнихъ коммерсантовъ, лежатъ долгое время на складахъ транспортныхъ обществъ, увеличиваясь въ стоимости вслѣдствіе взиманія за полежалое и страхованіе.

Это явленіе объясняется

малымъ спросомъ на товары,
отсутствіемъ денегъ и
общимъ торговымъ и промышленнымъ застоемъ.

Даже крупныя торговыя фирмы колеблются въ своихъ устояхъ и переживаютъ серьезный кризисъ, грозящій крушеніемъ.

Дешевки становятся обыкновеннымъ явленіемъ, какъ неизбѣжный спутникъ безденежья, срочности векселей, поддержанія кредита въ банкахъ.

Такой же застой стоитъ и въ нашей общественной жизни.

Все живое, когда то смотрѣвшее бодро на жизнь, замерло и заглохло.

Одинъ лишь „союзъ русскаго народа“ бодрствуетъ и ведетъ собранія, которыя происходятъ при закрытыхъ дверяхъ и нигдѣ не оглашаются.

Заглохшая общественная мысль выливается въ другую форму, способную хотя нѣсколько заглушить её.

Карты и вино,
спектакли любителей

занимаютъ общество.


"СИБИРСКИЕ ОТГОЛОСКИ"_Еженед. политическая, общественная и литературная газета_Томск № 176, 1908 г.
Папик
Говорят, что хотят снести "Универсам на Ленина" Ну что жеж - дело житейское. Можно восстановить домик, что был на этом месте до универсама)))
tonim
Саша, кто говорит????
журналисты....
Alippa
Говорят, что хотят снести "Универсам на Ленина" Ну что жеж - дело житейское. Можно восстановить домик, что был на этом месте до универсама)))
интересный был домик, с историей
Alippa
Это окончательно убьёт центр города!
Высотки на месте Универсама окончательно сломают архитектурное пространство. То, что сейчас находится более-менее в равновесии, если не упираться в высотку на Ленина,12. Она подпортила восприятие "Тихого центра". А теперь, если на месте одноэтажного здания построят высотки, пространство станет разорванным не только в "Тихом центре", но и на площади Ленина пространство сломается и на Щетинкина, 33 памятник архитектуры будет "забит".
А там рядом на Урицкого, 19 дом лопнул. Стены треснули, когда какие-то глупцы стали строить рядом (просто впритык) дом. И теперь суды и много лет недостроенный памятник идиотизму торчит. Никто не знает, что с ним делать? Если сносить, так дом на Урицкого, 19, постройки 70-х годов, но очень приличный и симпатичны завалится окончательно.
Сарра
точка невозврата давно пройдена, в лУчшем случае мы будем иметь отдельные подкрашенные исторические домики в окружении человейников разных мастей. Это печально, но не трагедия, хуже, на мой взгляд, то, что новая архитектура Новосибирска весьма и весьма низкого качества и точно не имеет внятной общей идеи или концепции
Папик
витрины Новосибирска
Папик
когда деревья были большими, а банки маленькими)))
Alippa
Деревья - это аллегория?
Сарра
про деревья в нашем богоспасаемом городе — либо ничего, либо хорошо)))
Папик
1908 "Сиб.Отголоски", Томск
Папик
ВОЗДУШНОЕ СООБЩЕНИЕ МОСКВА—НОВОСИБИРСК

1-го августа 1929 открывается воздушное почтовое сообщение на самолетах по линии Москва—Новосибирск.

По пути самолеты останавливаются в Казани, Свердловске, Кургане и Омске.

Из Москвы самолеты вылетают в воскресенье и среду в 3 часа ночи.

В Новосибирск самолет прибывает в 5 час. 30 мин. по понедельникам и четвергам.

Весь путь продолжается 26 час. 30 мин.

Из Новосибирска в Москву самолеты отправляются по понедельникам и четвергам в 13 часов.

Время везде московское.

С воздушной почтой отправляются всякого рода почтовые отправлении, но с некоторыми ограничением веса, размера и объявленной ценности.

Почтовые отправления, пересылаемые воздушной почтой, могут быть адресованы не только в места остановок самолетов, но и в другие места, указанные в особом списке, издаваемом Народным Комиссариатом почт и телеграфов.

Во всех почтовых предприятиях прием корреспонденции, подлежащей отправке на самолетах, устанавливается с 1 августа.

Сверх существующих почтовых сборов, за воздушную пересылку взимается небольшая дополнительная плата.

Сов. Сиб. № 174-1928-28 июля
Папик
ОЧ-ЧЕНЬ ЖАЛОБНАЯ КНИГА.

Кинга 186535 для записей жалоб в столовой-ресторане ЦРК. Вся она исписана, измазана, местами порвана.

В книге две части: дневная и вечерняя. Днём все в порядке, всё, «как у людей».

«Просил суп с макаронами, — дали суп с мухами».

«Вместо баранины дали груду костей».


Показать спойлер
ЦРК ПОРА ПЕРЕСТАТЬ ТРАНЖИРИТЬ ДЕНЬГИ. Магазин в Доходном Доме для ЦРК совсем не доходен. Работники правления и магазинов растратили 32 тыс. рублей. Испорчено много яблок, яиц, овощей СОБРАНИЯ РАБ0ЧИХ-ПАЙЩИКОВ ТРЕБУЮТ ОТКРЫТЬ ХОТЯ БЫ ОДНУ ЧАЙНУЮ ВМЕСТО РЕСТОРАНА-СТОЛОВОЙ С БИЛЛИАРДОМ. БОЛЬШИНСТВО ПАЙЩИКОВ ВЫСКАЗАЛОСЬ ЗА ДИФФЕРЕНЦИРОВАННЫЙ ПАЙ

РЕСТОРАН НУЖЕН ДЛЯ РАСТРАТЧИКОВ И ЖУЛИКОВ.

— «Рабочие видят преступление со стороны ЦРК в том, что он открыл в Доходном Доме ресторан. Правление задалось целью погашать свои дефициты доходами от ресторана. Ресторан всасывается в карманы неустойчивых ответственных ряботников и те в ресторанном угаре делают преступления. Предлагаем правлению ЦРК закрыть ресторан».

Эта цветистая выдержка взята из резолюции собрания рабочих холодильника, на котором представитель правления делал отчет о годовой работе.

Рабочие сибирской конюшни дают столь же нелестную оценку:

«Ресторан-столовая с биллиардом — это притон жуликов и темных личностей. В биллиардной работают жулики, а для рабочих она не нужна».

Возмущение — вполне здоровое и законное. Ведь правление ЦРК до сих пор не сумело открыть в Новосибирске ни одной чайной. Рабочие мельницы № 202 требуют, чтобы в этом году чайная была открыта, хотя бы в одном фабричном районе.

В ДОХОДНОМ ДОМЕ,НО БЕЗ ДОХОДА.

Собрания рабочих-пайщиков не одобряют вылазку ЦРК в Доходный дом не только с рестораном, но и с товарами. Оказывается, обороты магазина в Доходном доме вовсе не соответствуют занятой площади и расходам на нее.

«В Новосибирске вовсе не было нужды открывать в центре новый магазин с бакалеей и галантереей, — так пишет в резолюции одно собрание рабочих. Расширять нужно было только помещение для торговли мануфактурой». Пайщики предлагают перевести бакалейное и галантерейное отделения из Доходного дома в магазин № 10 и вообще отказаться от Доходного дома. Для ЦРК он далеко не доходен».

РАСТРАТЧИКИ, УРЮК С ЧЕРВЯМИ И КИСЛАЯ КАПУСТА.

ЦРК имеет много и других недостатков. В этом году работники магазинов и правления растратили 32 тысячи рублей, то-есть, почти восьмую часть всех паевых капиталов. Но в это же время оказались в излишке товары на 29.000
рублей. В общем, магазины торгуют далеко не чисто.

Были случаи хищений из касс.

Товары хранятся в ЦРК безобразно. Тов. Антонов на собрании рабочих завода «Вена» говорил:

— Овощи гниют, яблоки гниют. ЦРК испортил большую партию яиц.

— Урюк магазины продают с червями. рассказывает Кукушкина. — Я заявила об этом заведывающему магазином № 10, но он мер никаких не при принял.

О тухлых яйцах пайщики сложили уже поговорки.

В некоторых резолюциях, принятых на собраниях, пайщики не преминули напомнить правлению рабочего кооператива, что нынче не следует запасать столько же соленой капусты, как в прошлом году. Прошлогодняя кислая капуста оказывается до сих пор еще не продана.

В столовых ЦРК грязи и недоброкачественных продуктов не меньше, чем в магазинах. Столовые начинают отпускать обеды в то время, когда кончается обеденный перерыве на предприятиях. Рабочие конезавода в резолюции требуют, чтобы столовые ЦРК открывались для обедов с 12-ти часов.

НУЖЕН ЛИ НОВЫЙ ПАЙ?

На собраниях пайщики горячо обсуждают — нужно ли увеличивать пай и как это сделать так, чтобы рабочие и служащие имеющие небольшой заработок, не оказались обиженными. Все собрания принимают резолюции, что нужен увеличенный дифференцированный пай.

Противники увеличенного дифференцированного пая высказывают опасения, что предполагаемое изменение может привести к массовому выходу из ЦРК пайщиков.

Эти аргументы — неосновательны. Собрания их не принимают. Пайщики рабочего кооператива будут пользоваться льготами и одно это удержит «принципиальных» противников нововведения в кооперации. Для пайщиков же, имеющих небольшой заработок и пай будет увеличен на незначительную сумму.

Заслуживает внимания предложение рабочих кооперативу организовать торговлю дешевой мебелью.

ОЧ-ЧЕНЬ ЖАЛОБНАЯ КНИГА.

Кинга 186535 для записей жалоб в столовой-ресторане ЦРК. Вся она исписана, измазана, местами порвана.

В книге две части: дневная и вечерняя. Днём все в порядке, всё, «как у людей».

«Просил суп с макаронами, — дали суп с мухами».

«Вместо баранины дали груду костей».

Иногда разыгрывается полемика:

«Обедаем в столовой только по воскресеньям и по необходимости, так как столовая «Самодеятельность» бывает закрыта. Откровенно говоря, воскресенье, благодаря обеду в этой столовой, самый несчастный день, —пишут посетители «Считаю, что граждане, написавшие жалобу, влюблены в свою столовую, а также и в силу привычки имеет большое значение, а потому считаю, что все отмеченные дефекты нашей столовой имеют подкладку, основанную на силе привычки» — отвечает зав. столовой.

Но вот зажигаются лишние лампочки, на стойке расставляются бутылки и графинчики, настраивают скрипку, подтягиваются официанты. Вечер.

«Требую немедленного вызова врача на предмет выяснения моего невменяемого состояния» — вопит в 1 ч. 45 мин ночи член Сибкрайчего-то (неразборчиво) И. Бу... (неразборчиво).

«По просьбе публики... (зачеркнуто). Когда просители просили выпить, им был отказ, но по протеже (зачеркнуто) при моем присутствии было (зачеркнуто). Дальше все зачеркнуто.

А вот каракули, заплетающиеся, расползающиеся, бессвязные. Что хотела излить эта пьяная душа — останется для потомства навсегда невыясненным.

«С приходом нашим официантка Баженова сказала, что вам нужно сначала выйти на улицу и так мы не могли получить ужин, считаем, это безобразие. Пред. облсуда Мотовилов, прокурор области Радюков, зам. нач. кого-то», (подпись неразборчива).

«Причина объясняется пьяным состоянием одного из пришедших», — пишет зав. столовой.

«Сотерн стоит 2 р. 65 коп, а здесь берут 4 р. 50 коп.».

«В столовой не подают сырого молока, ссылаясь на какие-то распоряжения свыше». — пишет Сафонов.

Возражение столовой: «гр-н Сафонов в компании двух мужчин и одной женщины заняли столик около самой сцены, начали представлять из себя художников, а находящаяся с ними женщина им позировала. На просьбу мою об оставлении зала и объяснении, что это не ателье художников, последний, назвав меня нецензурными словами при поддержке остальных продолжал вести себя неприлично, после чего мною были приняты меры к их устранению. После некоторых препирательств ушли».

Дальше уже совсем нехорошо:

«Подавать крепкие напитки для изрядно выпивших комсомольцев еще вдобавок в комсомольских костюмах юнгштурма — нехорошо. Таких товарищей нужно одергивать» — советует сотрудник газеты.

«Нету такого закона не подавать крепких напитков в форме юнг-штурма» — решает заведывающий.

И так далее.

В. БЛАГОСКЛОННЫЙ.

Сов. Сиб. № 290-1928-14-декабря
Показать спойлер
Папик
"Incredible Siberia" вy Junius B. Wood, издание L. MacVeagh, The Dial Press, New York, 1928.

ГЛАВА II НОВОСИБИРСК

Показать спойлер
"Incredible Siberia" вy Junius B. Wood, издание L. MacVeagh, The Dial Press, New York, 1928.

ГЛАВА II НОВОСИБИРСК


Если наш идеал хорош, мы можем заставить нашу практику соответствовать ему", - сказал молодой чиновник, с которым я обедал сегодня днем, выражая часто повторяемый советский принцип. Он поднял вопрос о государственной монополии на торговлю, и я признал, что в теории это хорошо. Мы находились в маленьком ресторанчике, расположенном недалеко от грязной главной улицы Новосибирска, который назывался "Казино" из-за того, что правительственный игорный дом, открытый двадцать четыре часа в сутки, находился в другом бревенчатом здании в том же дворе.

Каждые несколько минут один из оборванных бездомных детей, которые вездесущи в Советской России, проскальзывал в дверной проем, выпрашивал кусок хлеба у одного из посетителей и снова выбегал на улицу, преследуемый официантом с размахивающим полотенцем. За углом, на главной улице, весь день дымил асфальтовый котел. Его остатки теплой древесной золы служили спальным местом для оборванцев в прохладные ночи. Но игорный дом на заднем дворе, где разношерстная компания мужчин и женщин сидела вокруг потрепанного стола chemin de fer, управлялся правительством, якобы с благотворительной целью заботы о бездомных детях. Такова разница между идеалами и практикой.

Теория молодого человека была верна при условии, что человеческая природа и механизмы, воплощающие идеалы в жизнь, могут быть признаны совершенными на 100 процентов. За два года с тех пор, как Новосибирск был переименован из Новониколаевска, его население выросло с 60 000 до 120 000 человек, и этот рост характерен для новой эпохи в России. В прежние времена - "мирное время", как называют его русские - строились церкви. Самым внушительным сооружением в каждой бревенчатой деревне была многоступенчатая церковь. Теперь они строят общественные здания, и Новосибирск, столица огромного западного района Сибири, превышающего по площади всю Европу, является примером новой практики. Она отличается от американской теории, согласно которой в растущем городе на первом месте стоят дома. Российская психология иная - город ценится своими внушительными общественными сооружениями, хотя его жители живут без комфорта, удобств и чистоты.

Накануне вечером, когда я шел в город от железнодорожной станции в морозном лунном свете, новые здания и строительные леса других выделялись на фоне горизонта, формируя программу города, который только создавался. На железной решетке за разбитыми подвальными окнами телеграфной конторы спали три маленькие фигурки, впитывающие тепло машинного отделения, - бездомные мальчики. Их нет в программе. Прогресс в Советской России кажется копированием или прикрытием, начиная сверху и предоставляя низу возможность позаботиться о себе самому.

"Время - деньги", - говорил Товарищ Щукин. "Это американское выражение, и мы пытаемся привнести американские методы в Сибирь. Мы называем Новосибирск Сибирским Чикаго".

Товарищ Щукин - глава государственного строительного управления, чьи сооружения, некоторые из которых завершены, а другие находятся на стадии завершения, являются наиболее заметными чертами новой столицы Западной Сибири. Он мошенник и русский, возможно, редкий экземпляр, один из тех, кто, хотя и молод, вышел из хаоса, с которого началось большевистское правительство. У него была небольшая контора в Бийске. Хотя он прожил там всю свою жизнь, он видел, что ручьи грязной жижи, которые называются улицами, можно было бы улучшить, если бы их вымостили. Он начал, местные жители очень удивились такой экстравагантности. Затем он взял бывший магазин Второва, такие были в каждом крупном городе Сибири, и переоборудовал его в гостиницу с одной ванной комнатой (санузлом).

Его слава дошла до Новосибирска, и он получил там более широкое поле для своей деятельности. Строительный сезон всегда закрывается из-за холодов 15 октября, но он добивается результатов в летние месяцы, и новые творения сибирских архитекторов фактически завершены. Его надо послать в Москву, и претенциозная строительная программа, которая провозглашается каждый год, может быть воплощена в кирпич и камень, а не просто заполнена пачками бумаги.

«Теперь мы платим Госбанку [Госбанку СССР] 12% по строительным кредитам, тогда как до войны госбанк брал только 6%», — пояснил другой чиновник, практически все кредиты даются другим государственным учреждениям, которые строят. «Новосибирск приветствовал бы американскую строительную фирму, которая создала бы акционерное общество с государством, привезла бы современную технику и опыт. Это было бы выгодно. Железобетонное здание, которое мы возводим на новой площади, первое в своем роде в Сибири, для офисов, театра и жилых домов, будет стоить 700 000 долларов. Все помещения в нем уже сданы в аренду за $125 000 в год. Стоимость строительства сейчас высока, потому что все приходится делать вручную".

Это подняло неизменную тему восстановления дипломатических отношений между двумя странами. Россиянин твердо убежден, что как только дипломатические отношения будут возобновлены, последуют неограниченные кредиты от Соединенных Штатов. . Он усвоил некоторые устоявшиеся теории, преподаваемые официально, в отношении старых русских долгов. Отказ от уплаты долгов также пользуется популярностью в России.

"Если вы придерживаетесь принципа неуплаты долгов, как вы можете рассчитывать на дальнейшие займы?" - спрашивали его.

"Франция не будет выплачивать свой долг Соединенным Штатам, так почему Россия должна это делать?".

"Вы не примете капиталистическую страну в качестве образца для своего пролетарского государства?".

"Нет, но эти долги были взяты для военных целей, и социалистическая партия во время русско-японской войны сделала заявление, что они не будут выплачены. Советское государство не объявляло дефолт по своим долгам. Если мы их выплатим, то Дом живого ленинизма будет достроен. Сзади последнего, где похоронены жертвы экспедиции Колчака, стоит памятник - рука, держащая факел свободы, выходящая из скалы. Государственная программа строительства в 1926 году составила $3 000 000, частные лица вложили $500 000.

Сибирские архитекторы спроектировали сооружения и дали волю революционной фантазии. Конструкции странные. Когда выходишь на улицу после грязной двадцатиминутной тряской поездки от железнодорожного вокзала в центр города, создается впечатление, что попал в кубистический город мечты. Здания выкрашены в стальной серый цвет с огромными квадратами и полосами темно-синего цвета. Внешне они похожи на крепости или мавзолеи, хотя построены из кирпича, чтобы выдержать температуру 55 градусов ниже нуля зимой, и облицованы цементом. Через реку Каменка, до сих пор переходимую вброд по грязи, построен бетонный мост длиной 455 футов и высотой 95 футов.

Строится рабочий дворец со странными кубическими башнями и панелями для офисов профсоюзов, большое здание для офисов текстильного синдиката и еще одно здание банка. В прошлом году была построена электростанция, все машины российской конструкции, с двумя 500-ваттными динамо-машинами, которая работает ночью по цене 8,5 центов за киловатт, и ее мощность должна быть увеличена в четыре раза. Планируется добавить водонасосную станцию (фильтры были заказаны в США). После того как будут проложены трубы, за ними последуют тележки. В настоящее время тележки поднимают воду по крутому склону из сомнительной Оби, текущей на север к Северному Ледовитому океану.

Новосибирск называет себя Чикаго Сибири, так же как Бернаульский район называет себя Канадой Сибири. Новосибирск поднимается из грязи. Так же, как и Чикаго.

Через несколько часов дождь прекратился, сквозь тучи изредка пробивалась полная луна, по истертым дощатым тротуарам можно было передвигаться, не соскальзывая в невидимые грязевые ямы, и все было готово для веселой ночи в столице Западной Сибири. Ливень на закате превратился в облачность, и влага под ногами была густой и глубокой. По сравнению с кинотеатрами, фильм Нормы Талмадж, чей прокат, должно быть, достиг сотни сеансов, итальянская прическа и оперный концерт артистки, которая рекламировала себя как премьеру после успешного турне по Японии, Китаю и Монголии, делали кафе "Казино" более предпочтительным. В любом случае, было 9 часов и время поесть.

Кафе рекламировало оркестр до 2 часов ночи, если кто-то из посетителей остается допоздна.

Кафе "Казино" предлагает обед из трех блюд - суп, одно из двух мясных блюд и сдобное печенье за 45 центов. В кафе для деловых людей обед стоит 35 центов. Первое кафе находится в частной собственности, второе кооперативное. Первое платит высокие налоги, второе практически не платит. Еще одно часто встречающееся различие между частными и государственными заведениями заключается в том, что первые стараются привлечь посетителей как качеством предлагаемых блюд, так и обслуживанием, в то время как вторые склонны идти по принципу предоставления как можно более скудной и некачественной еды за деньги, пока официанты либо заняты едой, либо сами заняты разговором. Заведение работает на их благо, а не на благо посетителей.

Оркестр - фортепиано, скрипка и виолончель - исполнял оживленный "Еврейский свадебный марш", одесский шедевр, к большому удовольствию сидевших за столом граждан с украинскими чертами лица. Бизнес в основном заключался в торговле пивом, унылым, плоским, чуть тепловатым варевом. Кафе – летнее заведение, с деревьями, растущими сквозь крышу, и щелями между крышей и грубыми дощатыми стенами. Зимой посетители, когда ртуть остывает до 55 градусов ниже нуля, надевают пальто. В этот вечер было прохладно и комфортно, в отличие от обычной герметично закрытой российской столовой. Присутствовала элита. Обеденное время прошло, и остались только гуляки. Свиная отбивная стоила 50 центов, что очень дорого для Сибири, где на каждой деревенской улице свиней больше, чем жителей.

Подошел официант в синем халате, вытирая рот уголком фартука. Он любезно согласился прервать трапезу. Бритье в Сибири, похоже, является субботним мероприятием. Сегодня был вторник, и его щетина была короткой. Меню было внушительным. Большинство блюд было только в меню - ни рыбы, ни курицы, ни сибирского рябчика, ни турецкого шашлыка. Была ли у них свинина? Конечно, поймать такую можно, просто выйдя почти из любой входной двери. Поэтому, как обычно, это была свиная отбивная.

За боковым столиком сидел молодой человек в новой фетровой шляпе. Он повернул свой стул лицом к залу, чтобы все могли его видеть. Шляпу он не снимал. Она была новая. Также на нем был один из двух белых воротничков и галстуков в ресторане. Девушка и юноша заказали чай. Стакан чая и оркестр - хороший повод для часовой беседы. Она сняла белую холщовую шляпу, обнажив копну вьющихся светлых волос. Стили доходят даже до Сибири.

Обветренный «товариш» в грязном холщовом плаще, с полинявшей большевистской фуражкой на голове, с бахромой рыжей бороды, нетвердой походкой вошел и пристроился за ближайшим столиком. Когда он засовывал фуражку в оттопыренный карман, показалась стриженая голова. Официант принес бутылку унылого пива К нему присоединился товарищ, волосатый мужчина, с взлохмаченной бородой и волосами, не причесанными с тех пор, как его мать завязала их лентами. и заказал еще, но другу ничего не предложил. Скрипка мучительно всхлипывала вопроизводя русскую классику. Слезы попали в пиво, и он вытер глаза тыльной стороной руки в перчатке. Он больше не мог этого выносить. Шесть футов роста пронеслись через весь зал и шлепнулись на оркестровую платформу, когда он с улыбкой умолял сменить мелодию.

Оркестр был беспощаден. Он исполнил всё до последнего тоскливого аккорда. Его музыка и его литература передают ту меланхолию русского духа. Приятель пижона вернулся к своему пиву и начал спорить со своим волосатым другом. Последний, не имея пива, мало что мог сказать.

Пианист в рубашке с рукавами закончил есть яблоко, и оркестр заиграл "Тореадор". Ожили два кафе-матадора. Пока один отбивал такт ножом и вилкой, другой разразился песней. Официант тщетно пытался сдержать веселье. Энтузиасты захотели еще по одной. Один из них достал смятый бумажный рубль (5о центов). Официант грустно покачал головой, как делают все знающие официанты. Второй рубль был получен. . Эта сумма соответствовала оркестру из трех человек, и официант сделал презентацию. «Тореадор» вышел на бис
Свиную отбивную ждали долго. Возможно, сначала нужно было поймать свинью, а любящие дом свиньи в это время на улице отсутствовали. За рестораном, в отдельном здании, находилась гостиница, а за ней, в другом бревенчатом здании, правительственный игорный дом. Пока отбивная готовилась с гарниром из картофеля и моркови, я пробрался в игорный дом - вход и шляпы были бесплатны.

Дюжина мужчин сидела за засаленным столом и играла в chemin de fer. За спиной крупье, на всю стену, висела огромная табличка с двадцатью девятью правилами, одно из которых гласило, что нельзя делать ставки на деньги, взятые взаймы, - если разорился, иди домой. Ставки были небольшие, в рублях и копейках. Дородный, преуспевающий монгол с моржовыми усами, единственный из всей партии, кто не обманывал цирюльника, выиграл скромную кучку, потянулся и ушел. Мужчина с сандалиями на босых ногах занял его стул и поставил 15 центов на следующие карты.

"В этом году было много дождей, необычная погода", - сказал официант, убирая остатки отбивной. Это звучало знакомо, как в Лос-Анджелесе или Майами. Ливень начался снова, и обрывки тротуара имели привычку заканчиваться грязевыми ямами, пока я пробирался обратно в отель. Была полночь. Тихие парочки тянулись домой после двух киносеансов. У входа стоял продавец сигарет. Вокруг еще тёплой асфальтовой печи на улице ютились бездомные мальчишки. Скамейки в парке были пустынны. Новосибирск - серьезный город.
Показать спойлер