Помогает ли нам бЮзнеслитература?
485359
581
Alippa
мне Тиньков ближе всего, согласен с каждым его словом.
Alippa
Дерипаска:
Показать спойлер
• Всегда можно пойти и заработать. Страна у нас большая — столько неустроенного. [Капитал.ru, 2010]
• Люди вообще не из-за денег работают. Мое поколение, выпускники МГУ, в начале 90-х ушли в бизнес, потому что жить было не на что. А теперь людям интересно работать. [«Ведомости», 2007]
• Мне кажется, надо быть готовым работать по 20 часов в сутки. Постоянно учиться чему-то новому. [«Газета.ру», 2010]
• Просто «купить-продать» нам не интересно. [«Ведомости», 2007]
• Я против коллективных организаций (таких как профсоюзы), потому что считаю, что в наших условиях они создают условия для уменьшения ответственности и люди вместо того, чтобы брать ответственность на себя, пытаются использовать эти организации для перекладывания ответственности на других. [El Pais, 2009]
• Тот, кто работает, тот всегда найдет себе работу. [Капитал.ru, 2010]
• Мы — российские казаки. Мы всегда готовы к войне. Речь идет о способности решать проблемы в любой ситуации. Трудности для нас не катастрофа. [Financial Times, 2007]
• В один прекрасный день Гайдар покончил с системой планирования за один день и не создал ничего, чтобы заменить ее, и то, что в те времена казалось невинной шалостью, сейчас выглядит как идиотизм. [El Pais, 2009]
• Я считаю, что философски любой кризис — это урок. Из него надо делать правильные выводы. И не сторонник того, что кризис — это новые возможности, как люди иногда пытаются представить. [Wall Street Journal, 2008]
• Если я хочу изменить что-то, я это делаю без участия политических партий. [El Pais, 2009]
• Путин — это человек, который стремится к достижению целей, напряженно работая. Медведева я знаю меньше, но это упрощение думать, что Медведев и Путин говорят нам, как дышать. Наша страна намного свободнее, чем некоторые другие развитые демократические страны. [El Pais, 2009]
• Если государство скажет, что мы должны от него [«Русала»] отказаться, мы откажемся. Я не отделяю себя от государства. У меня нет других интересов. [Financial Times, 2007]
• Государство не может заменить рынок. [«Россия 24», 2009]
• Олигарх — это человек, который использует институты власти. Я же только помогаю государственным организациям и ничего у них не прошу. Если нужно решить проблемы на заводе или развивать какой-либо регион, я это делаю. [El Pais, 2009]
• Я в принципе не люблю расточительства. Я вспоминаю свою бабушку, она всегда экономила свет. [BBC, 2009]
Показать спойлер

:dnknow:
Alippa
Усманов:
Показать спойлер
• Самое страшное в России — что люди не любят делиться друг с другом. [«Ведомости», 2005]
• Мое основное правило в бизнесе — никогда не заниматься политическими играми, но никогда не делать ничего без понимания и поддержки государственного аппарата и прежде всего правительства и руководства государства, в котором мы делаем этот бизнес. [«Ведомости», 2005]
Я считаю, что нужно уважать менеджмент. Есть такие акционеры, как, например Олег Дерипаска, являющийся менеджером компаний, где у него большая доля. У меня такой потребности нет. [«Коммерсант», 2011]
• Однажды, году в 93-м, понял, что не могу торговать тем, что несет угрозу для здоровья людей. Да и как мусульманину мне не пристало продавать яд. С тех пор табачного бизнеса для меня не существует. [«Ведомости», 2003]
• Долги — это тяжелое бремя, и, не преодолев ощущения обязательности возврата всех долгов, человек не может начинать спокойно тратить деньги. [«PRO Деньги, 2008»]
• Деньги не должны убивать совесть. Со своей совестью я живу в ладу. И это главная цель моей жизни. [«Коммерсант», 2011]
• Мне повезло добиться успеха в бизнесе, и я считаю правильным, когда люди, имеющие такое состояние, отдают что-то назад обществу. [Guardian, 2007]
• Металлургия — это не первая любовь. Акции металлургических предприятий — вот моя первая любовь. Был такой фильм советский, в нем у одного из героев девушка спрашивает: «У вас была первая любовь?», а он ей отвечает: «Была первая, и неоднократно». [«Ведомости», 2003]
• Интернет очень чувствителен к роли основателей и менеджеров, я в это не вмешивался и вмешиваться не буду. [«Коммерсант», 2011]
Для меня деньги — это функция. Они дают возможность достичь чего-то, могут быть мерилом твоих достижений, или, наоборот, по их количеству можно судить о своих неудачах. [«PRO Деньги, 2008»]
• С возрастом хочу быть больше филантропом, потому что бессистемное занятие зарабатыванием денег не является интересным для интеллектуального развития. [«Ведомости», 2006]
• Хороших людей всегда больше, чем плохих, в противном случае уже наступил бы конец света. [«Ведомости», 2006]
Показать спойлер

восточный человек - скрытный человек
Alippa
Аликперов:
Показать спойлер
Я промысловик, а не экономист. Всегда искал, находил и разрабатывал месторождения. [«Ведомости», 2005]
• Мы производим продукцию хорошего качества и поставляем ее на рынок по рыночным, справедливым ценам. А за уровень доходов населения и социальную стабильность несет ответственность государство. Именно оно определяет налоговую политику. Мы не тратим бюджетные деньги. Их распределяет правительство. [Выступление на совещании, 2011]
• Для каждой нефтяной компании запасы — это главная ценность. Все остальное, что на земле, — вторичные активы. [«Ведомости», 2005]
• Я всегда подчеркиваю, что в России нет государственных и частных компаний. Все компании национальные, и действуют они в национальных интересах. Поэтому и доступ к сырьевой базе должен быть равным для всех — через конкурсы и аукционы. [«Ведомости», 2008]
• Для нас очень важна преемственность и стабильность курса. [«РБК daily», 2007]
• Я глубоко убежден, что, пока будет возможность минимизировать налоги в рамках закона, все будут пытаться этим воспользоваться. [«Ведомости», 2005]
• Я как руководитель считаю важным лишний раз подчеркнуть надежность наших акций, все мои активы сосредоточены только в бумагах «Лукойла». [«РБК daily», 2007]
• Я не завистливый человек. [«Ведомости», 2002]
У меня очень маленькие потребности. Ничего этого [самолеты, яхты, недвижимость за рубежом] я не имею. В этом плане у меня прочное советское воспитание. [«Ведомости», 2008]
Мы хотим стать самым эффективным и самым прибыльным нефтяным концерном в мире. [Handelsblatt, 2005]
• Свободного времени крайне мало, все съедает работа. Наверное, на нефтяном олимпе всего два таких трудоголика и осталось — я да гендиректор «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов. Никуда не денешься — школа красных директоров. [«Ведомости», 2008]
• Наши акционеры рискуют, вкладывая деньги в проект, и они хотят получить в том числе премию за риск. А иначе они держали бы свои деньги на депозитах. Акционеры нефтяных компаний хотят получать дополнительный доход, поскольку несут экологические риски, политические риски, риски геологического строения. [«Коммерсант», 2010]
Показать спойлер

промысловик, производственник...
Alippa
Потанин:
Показать спойлер
стве
• Я не преуменьшаю значения конкретных факторов. В жизни имеет огромное значение шанс, везение, а также кто с кем когда встретился, кто кому чего сказал, кто с кем подружился. [Forbes, 2010]
• У меня нет мании величия, что я могу что-то новое изобрести и этим удивить человечество. Но у меня есть другие качества, которые я хочу использовать. [Forbes, 2010]
• Мне ближе схема, в которой те, кто может сам за себя постоять, могли бы свободно работать, а государство при этом тратило бы силы на тех, кто не может позаботиться о себе сам. [«Ведомости», 2011]
Когда человек начинает влюбляться в свои бизнесы и относиться к ним как к детям, это не бизнесовый подход. Вот есть, что называется, личное, есть общественное, есть дело. А дело — это дело. И если инвестиции делались для зарабатывания денег, то этот мотив должен быть превалирующим. [«Ведомости», 2011]
• Я никак не пойму, как так получилось, но почему-то все меня записали в амплуа «приличного человека». [«Ведомости», 2011]
• Сначала деньги нужны для того, чтобы кормить семью, обеспечить себе достойный уровень жизни. Это решается на каком-то этапе. Дальше деньги превращаются в строительный материал, инвестиционный ресурс, из которого ты можешь строить какие-то управленческие схемы: покупать, продавать, соединять, строить. А потом возникает вопрос о судьбе этого капитала, что с ним дальше делать. Я для себя принял такое решение: не передавать данный капитал по наследству, оставить его в трасте, который направить на благотворительные, общественные и другие нужды. [Forbes, 2010]
• Вести себя социально приемлемо — обязанность любого нормального человека. [«Ведомости», 2011]
• Принято считать, что бизнесмены — это люди, которые готовы рисковать, потерять деньги. Однако я полагаю, что главный риск бизнесменов — это потерять отношения, друзей или контакты с людьми. [Financial Times, 2011]
• Я обычно ищу причины моих проблем в себе. К своему прошлому отношусь тоже критично. Мы все совершали ошибки, у всех есть вещи, о которых они сожалеют. [«Ведомости», 2007]
• Нельзя оставлять такие состояния, которые демотивируют. Если вы хотите сделать ребенка счастливым, дайте ему миллион, грубо говоря, но хотите его погубить — дайте миллиард. Все, жизнь закончилась, чего еще хотеть? [Forbes, 2010]
• Я очень лояльно отношусь к своей стране. [«Ведомости», 2007]
• Разумеется, я хотел бы, чтобы люди помнили мою фамилию. Я хотел бы создать нечто долговечное. Это для меня важно. [Financial Times, 2011]
Показать спойлер


еще один инвестор
Alippa
Вексельберг
Показать спойлер
Отец всегда учил меня быть осторожным, и этот совет пригодился мне в жизни много раз. Правда, в бизнес я пришел вопреки его мнению: он был очень расстроен, что я бросил научную карьеру. [Forbes, 2008]
Двадцать лет назад я создал первый серьезный собственный бизнес. Все эти годы часто вспоминаю слова своего педагога. На последней лекции в институте он дал нам совет, который я повторяю и своим близким: если ваши представления не совпадают с действительностью, то меняйте представления. [«Известия», 2010]
Свой первый капитал мне удалось получить во время приватизации в начале 1990-х годов. Никто не может отрицать, что шансы тогда были уникальными, и такая ситуация в ближайшее время вряд ли повторится. [Die Presse, 2011]
Деньги никогда никого еще не сделали счастливым. [«Познер», 2009]
Я вообще за альянсы и партнерства, тогда компании более устойчивы, динамичны и сильны, чем монокомпании. [«Ведомости», 2008]
Считаю, что налог [на доходы] должен быть дифференцирован. Вопрос, опять же, этапов и принципов ведения этого дифференцированного налога, но точно — богатые должны платить больше. [«Познер», 2009]
Хороший совет дал мне один из институтских преподавателей: «Лидеры в жизни меняются редко — берегите лидерские позиции». [Forbes, 2008]
Нельзя быть все время успешным. [Forbes, 2007]
Мы живем в материальном мире, и каждый стремится к росту своего благосостояния. Богатство — это и критерий социального успеха человека, и, косвенно, отображение его способностей, отчасти везения. Для меня быть богатым — это, в первую очередь, быть ответственным. Деньги трудно заработать, но еще труднее ими правильно распорядиться. [Forbes, 2008]
Я не сторонник льготных кредитов для малого бизнеса — чтобы дядя приходил с улицы, а ему давали денег на открытие булочной. Он должен пройти путь собственной эволюции. [«Профиль», 2003]
В мире плохо относятся к иностранцам вообще, а к русским — вдвойне. Будете смеяться, но видится рука Кремля. А если у вас, не дай бог, газовый бизнес, то вы сразу агент «Газпрома».
На самом деле к нам пока просто не привыкли, и нас пока еще не понимают. [«Ведомости», 2008]
Я надеюсь, что слово «олигарх» не будет употребляться перед моим именем, а вместо этого меня будут называть «инноватор» или «координатор проекта «Сколково». Слово «олигарх» передает в очень сокращенной форме то, кем я являюсь. [Die Presse, 2011]
Показать спойлер

:dnknow:
Alippa
Евтушенков
Показать спойлер
• Я не молодой, я формировался в советское время. Но мне повезло: я, может быть, не очень хорошо умею зарабатывать деньги, но у меня есть много людей, которые умеют. [«Новая газета», 2000]
• У каждого более или менее успешного человека есть ресурс. Но есть еще и совпадение звезд, когда все сходится в одну точку и проблема решается. Есть, в конце концов, настойчивость в достижении цели. [Forbes, 2010]
• Одно дело — понимать бизнес, другое — технологию. Это разные вещи. Бизнес я примерно понимаю, а вот технологию — очень примерно. [Forbes, 2010]
• Игры с государством — это абсолютно проигрышные игры. Всегда. Как показывает практика, самое слабое государство всегда сильнее, чем самый сильный бизнесмен. [Forbes, 2010]
Если вы встретите бизнесмена, который говорит, что не хочет ни с чем расставаться, с ним надо быть очень осторожным — он просто не бизнесмен. Все имеет свою цену и может быть проданным или купленным. [Forbes, 2010]
• Мы хотим быть везде, за исключением того, что запрещено законом. Там, где обеспечивается соответствующий экономический эффект. Туда, где жила уже истощена и дает низкую маржинальность, мы не пойдем. [«Ведомости», 2011]
Мы живем по своим внутренним законам. Если тратить время на ответы конкурентам, можно наделать грубых ошибок. Точно так же человек, который мстит, теряет ориентиры, потому что эмоция слепит глаза. [«Ведомости», 2009]
Не страшны неудачи — страшно привыкание к неудачам. Если ты раз потерпишь поражение, два потерпишь — начинаешь привыкать. Если вы идете кого-то о чем-то просить, вы не должны нарваться на отказ. Два-три раза не сумеете убедить, и отказывать вам станет привычкой. [Forbes, 2010]
• Если человек находится внизу маятника, то у него возможностей мало, а свободы — много. Если наверху, то возможностей очень много, зато свободного времени не хватает. А у меня свободы вообще нет. Никакой. [«Московский комсомолец», 2001]
Счастье — это как невод: тянешь — надулся, вытянул — пусто. Когда тянешь, это и есть счастье. [Forbes, 2010]
• Меня вообще мало что огорчает, я достаточно оптимистичный человек. [«Ведомости», 2008]
• С людьми срастаешься. И когда они принимают решение идти в отпуск, или уходить, или поменять позицию, нужно стараться идти им навстречу. [«Ведомости», 2011]
Дружба обязывает: ты не можешь подставлять человека, а раз не можешь, значит не можешь рисковать, а значит, и зарабатывать. [Forbes, 2010]
Показать спойлер

умный...но скрытный
H777
мне Тиньков ближе всего, согласен с каждым его словом.
со словами я тоже))), с делами не всегда...
Alippa
Федун
Показать спойлер
Акционер «Лукойла» и «Спартака» о банкротстве США, китайцах-захватчиках и бензине
• Если бы США были обычной страной, ее бы давно уже сделали банкротом. Она бы давно девальвировала собственную валюту и привела бы внутренний долг в соответствие со своими экономическими реалиями. А как девальвировать доллар? По отношению к чему? [«Ведомости», 2008]
• Я бы никому в этой стране не рекомендовал входить в конфликт с «Газпромом». [«Эксперт», 2007]
• Стоимость бензина в нашей стране — это стоимость налогов. Налог на добычу полезных ископаемых привязан к мировой цене на нефть. В этом году государство также повысило и размер акцизов, но компаниям было сказано: «Ребята, мы вам налоги повышаем, но вы не перекладывайте их на плечи потребителей». Хотя более честно было бы сказать следующее: «Ребята, мы возвращаемся в Советский Союз, у нас регулируемая цена на бензин». [«Коммерсант», 2011]
• Я не столь приближен к верхним эшелонам власти, чтобы доносить до них свое мнение. Я могу выступать только как эксперт. [«Ведомости», 2008]
Китайцы входят легко, но выходят очень тяжело. Если мы хотим сохранить независимость, надо сохранять контроль над национальными ресурсами. А то выйдет как в предсказании Нострадамуса, что Китай захватит Россию. [SmartMoney, 2007]
• Недра принадлежат государству. Есть политическая власть, которая все решает. Зачем с этим спорить? [«Коммерсант», 2011]
• В отличие от «Юкоса» «Лукойл» всячески уходил от грубой системы налоговой оптимизации. Мы были ее категорическим противником, понимая этот системный риск. Сегодня налоговые органы — реально силовое министерство. Наши налоговики уже почти такие же крутые, как в США, а там страшнее налоговой нет ничего. И история с «Юкосом» была хорошим воспитательным моментом. Все всё поняли. [«Эксперт», 2007]
• Я лично покупаю [акции «Лукойла»] все время. [Forbes, 2010]
• Демократию нельзя спустить сверху, как это сейчас делается в Ираке и Афганистане. Она вырастает из определенного уровня экономического развития, нравственных традиций общества. И то, что у нас происходит, с точки зрения англо-саксонского права, может быть, и не очень красиво, но с точки зрения наших реалий… Все-таки Россия больше азиатская страна, чем европейская. [«Ведомости», 2004]
• Всегда говорят о достоинствах. О неудачах говорить неудобно. [«Ведомости», 2008]
• Социальные проекты не приносят прибыли, они дают моральное удовлетворение. [«Ведомости», 2007]
Чем была хороша система, которая действовала в 1990-е? Все компании конкурировали благодаря своим технологиям, интеллектуальным ресурсам, желанию работать. Но сейчас этот механизм сломан. Выигрывает тот, кто достучался, пробился, получил доступ. И это неправильно. [«Коммерсант», 2011]
• Состояния менеджеров вроде меня — вещь виртуальная. 99% моих денег — это акции «Лукойла». Сегодня они стоят одних денег, завтра — других, а послезавтра могут вообще ничего не стоить. [«Ведомости», 2004]
• У меня есть социальные функции, есть «Спартак», на который я трачу $70 млн в год. [Forbes, 2010]
• Я уверен: все деньги, которые я вложил в «Спартак», верну. Если будет хорошее предложение, я могу хоть сейчас продать клуб. [«Русский Newsweek», 2008]
• Я не считаю, что стоит прислушиваться к баннерам [на стадионе]: когда решения принимаются толпой, ничего хорошего не получается. А меня этот фанатский шум не волнует. Я, когда был молодым человеком, писал диссертацию по общественной психологии и прекрасно знаю психологию толпы и как себя вести. [«Русский Newsweek», 2008]
Показать спойлер


про 90-е соглашусь, но что толку?
Alippa
Галицкий-Арутюнян:
Показать спойлер
Основатель крупнейшей в России торговой сети «Магнит» о смысле жизни, рабочем графике, репутации и политике
• Не надо пробовать всем зарабатывать деньги с помощью бизнеса — каждый должен зарабатывать деньги тем, к чему у него склонность. [«Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым», 2010]
Предприниматель — это человек, проживающий свою собственную жизнь, а не жизнь под копирку. Многие читают истории успеха и пробуют чему-то соответствовать, но копия всегда будет хуже оригинала. Только через свое осознание мира ты, может, к чему-то придешь. [«Эксперт», 2011]
Коммерсант не должен бояться. Это как в футболе: если при счете 1:0 ты начинаешь играть на удержание счета, ты точно получишь. Ты не должен просыпаться со страхом потерять бизнес. [«Ведомости», 2010]
• Мы — специфически устроенная страна. Есть горстка предпринимателей, которые испортили саму репутацию бизнеса. Это бандиты или «договорщики», у которых была возможность договариваться с властью и пилить советские активы. Теперь народ в бизнесменах видит воров, негодяев, подонков. Что меня, человека, который работает семь дней в неделю, оскорбляет. [Forbes, 2007]
• Наша позиция такова, что мы стараемся держаться подальше от госорганов и поближе к кухне. Хотя в России все и привыкли, что кто-то с кем-то обязательно должен быть аффилирован. [«Ведомости», 2010]
• Нет ничего острее и веселее, чем бизнес во всех его проявлениях — и положительных, и отрицательных. [Forbes, 2007]
«Купи-продай» — это когда ты открыл вентиль и закрыл вентиль. А то, чем мы занимаемся, — это фантастически тяжелый труд. Поэтому так мало компаний, которые могут агрессивно развиваться в нашем секторе. Хотя цена входа очень низкая — пожалуйста, заходите. [«Ведомости», 2010]
Важное качество сильного коммерсанта — умение неожиданно сказать об очевидных вещах, что это все фигня. Надо иногда людей в шоковое состояние вводить. Атмосфера электризуется, электризуется — бац, что-то родилось. [«Секрет фирмы», 2006]
• Нет ни одной идеальной страны для бизнеса. Там, где хорошие условия — нет возможностей. Там, где много возможностей, — с условиями проблема. Это нормально, так не бывает, чтобы было всё везде великолепно. [«Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым», 2010]
Социальная ответственность бизнеса — глупость. Говорить про ответственность тех богатейших российских предпринимателей, которые во многом специфически заработали свои миллионы, — это правильно, у них должна быть социальная ответственность на всю жизнь. А на жестком конкурентном рынке никакой социальной ответственности быть не может. Компания не может иметь неформализованные расходы, она тогда будет несчитаема. Вот есть у меня прибыль, я ее могу инвесторам отдать, могу в развитие вложить, а могу отдать на ремонт дорог в каком-то городе. Но возникает вопрос: а зачем я тогда дорожный налог плачу? [Forbes, 2007]
В политику я никогда не полезу по одной простой причине — я уязвим. У меня есть собственность. Только когда у тебя деньги на швейцарском счете, о котором никто не знает, можно выходить и чесать языком. [Forbes, 2007]
• Сложно сказать, что в жизни главное. Жизнь — она бессмысленна сама по себе. Просто надо найти себе дело, чтобы занять этот промежуток между рождением и смертью. Какой смысл жизни? Да нет его. Родить детей — это репродуктивная функция, она вне нас лежит. К чему стремиться? Количественные какие-то факторы человека вряд ли мотивируют. Два завтрака не съешь. Надо найти себе занятие. Просто ты придумал себе какую-то игру, и ты в нее играешь. [Forbes, 2007]
• Жить ради детей, внуков — это, по-моему, социализм. Жить надо ради себя, ради самого себя. [«Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым», 2010]
Если я требую от работников много работать, я сам много работаю. Но если я занимаюсь йогой, своих работников заставлять заниматься йогой — безобразие. [«Эксперт», 2011]
• Мое личное мнение, что и самолеты, и яхты — это фантастический отдых. Всё, что придумало человечество в области роскоши, — отказываться от этого абсолютно глупо. Кичиться тем, что ты богатый человек и ешь в «Макдоналдсе», по меньшей мере глупо. Другое дело — является ли это главным в жизни. [«Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым», 2010]
• Волн у кризиса нет, и кризиса нет. О каком кризисе можно говорить, когда мир готовится встречать семимиллиардного жителя. Человек является единицей потребления. И даже если человек родился в бедной стране, он все равно что-то потребляет. [«Ведомости», 2010]
• Когда у человека столько денег, как у меня, какая разница, есть у меня Ferrari или нет? [«Ведомости», 2010]
• Я не считаю, что должен быть какой-то график — пять дней работаешь, потом отдыхаешь. Отдыхать надо, когда ты устал. Если устал, могу и в рабочий день отдохнуть. Неважно, суббота это или вторник. [Forbes, 2007]
Бизнес везде одинаково устроен, если не брать госкомпании и монополии. Хорошо управляешь — прибылен, плохо управляешь — убыточен. Все. Если что-то не так — то к Адаму Смиту. [«Эксперт», 2011]
Показать спойлер

:respect: :agree:
Alippa
Авен:
Показать спойлер
Председатель совета директоров Альфа-банка о деньгах, западных инвесторах, самооценке и гламуре
• Всегда есть кто-то, кто в конкретном деле сильнее тебя. Поэтому, чтобы добиваться успеха в конкурентной среде, надо отчетливо осознавать свои сравнительные преимущества. И работать. [«Ведомости», 2007]
• Крики и визги всегда деструктивны. [«Русский пионер», 2011]
• В обществе распространяется огромная ложь о богатых как людях и о богатстве как социальном институте. Богатство является мотором развития. Нью-Йорк является самым блестящим и самым продвинутым городом в мире, потому что в нем больше всего богатых людей, а Лондон на втором месте. [«Собака», 2009]
Когда не знаешь, как поступить — поступай жестче. [«Время», 2010]
• $1 млрд — это не такие уж большие деньги для «Альфа-Групп», только от ТНК-ВР в виде дивидендов мы получаем сравнимые суммы ежегодно. [Forbes, 2011]
• Единственное, что фундаментально изменило мою жизнь после получения денег, это возможность путешествовать, когда хочешь и куда хочешь. Я практически каждые выходные улетаю из Москвы — либо с женой и детьми, либо на охоту. [«Собака», 2009]
• Дискуссия предлагает хотя бы минимальное уважение к чужим взглядам. И к оппонентам. [«Русский пионер», 2011]
• У нас отношение к западным инвесторам весьма благодушное, отношение к нам там фундаментально жестче. Многие до сих пор относятся к русским как к обезьянам, чтобы у вас не было иллюзий. И когда мы не позволяем к себе относиться как к туземцам с бусами, нашим партнерам зачастую это начинает не нравиться. [«Ведомости», 2009]
• Идеальное правительство — это то, которое не вмешивается в экономику, а только в целом поддерживает порядок в стране. [«Ведомости», 2007]
• Основные правила [господдержки в кризис] очевидны. Надо всегда спасать людей, работающих на предприятии. Иногда надо спасать само предприятие. И никогда не надо спасать собственников. [«Ведомости», 2009]
• Кризис — это война. [«Ведомости», 2009]
• Мне [залоговые] аукционы ужасно не нравились и не нравятся (вовсе не потому, что «Альфе» на них ничего не досталось). [«Русский пионер», 2011]
• Я сторонник фундаментального сокращения числа банков. У нас на 200 банков приходится более 90% активов банковской системы. Так что этого количества вполне достаточно. Нравится это кому-то или не нравится, но размер, оказывается, имеет значение. [«Ведомости», 2009]
• Один из советов моей еврейской бабушки: «Никогда никому не доверяй». [«Лехаим», 2010]
• Я думаю, что не только в нашей ситуации, в любой стране крупный бизнес должен быть вне политики, лоялен к власти. Трудно себе представить любую большую корпорацию, которая будет выступать против правительства и будет к нему не лояльна. Это противоестественно. [BFM, 2009]
• Откровенно говоря, тратить время на управление собственным имуществом очень не хочется. Поэтому обхожусь без лишних домов, самолетов и яхт. [«Собака», 2009]
• Мне кажется, одно из важнейших условий личного успеха — трезвая самооценка. [«Лехаим», 2010]
• Я очень доволен, что заработал деньги, когда мне было уже под сорок лет. Хуже, когда миллионы сваливаются на тебя в 25—30 лет, миллионы, легко заработанные, потому что в условиях роста заработать действительно легко: что бы ты ни купил, через год стоит в два раза больше. Ну вот гламур — это следствие именно этих легких, почти шальных денег. Легкие деньги разрушают личноcть. [«Собака», 2009]
Показать спойлер

сложно никому не доверять если не страшно..., но неуютно точно
Alippa
Ананьевы:
Показать спойлер
Владельцы Промсвязьбанка о ценностях, инвестициях, либерализме и журналистах
• Общие нравственные ценности позволяют нам братские отношения ставить выше бизнеса. Мы можем спорить с Дмитрием по какому-то вопросу, иной раз достаточно долго и жестко, но как только чувствую, что начинается переход на личности, этот вопрос теряет для меня интерес. Я лучше пересмотрю, скорректирую свою точку зрения, чем поссорюсь с братом. [Алексей Ананьев, Forbes, 2006]
• Психологически комфортнее себя чувствуешь, когда, занимаясь бизнесом, находишься более или менее в тени. Волей-неволей любое интервью — это рассказ про некие планы, но не всегда все получается так, как хотелось бы. [Дмитрий Ананьев, «Ведомости», 2006]
• В случае с журналистами ощущение контроля — иллюзия: конфликт может возникнуть на ровном месте. [Дмитрий Ананьев, SmartMoney, 2007]
Мне фраза «социальная ответственность бизнеса» кажется искусственной. Какой-нибудь завод сливает ядохимикаты в реку, там уже ничего не живет, трубы дымят, все задыхаются, дети болеют, но зато завод взял и профинансировал какую-то часовню. Вот это, наверное, социальная ответственность бизнеса — поставили галочку. Мы стараемся делать по-другому. У нас нет никаких статей в бюджете – социальная ответственность. То, что мы делаем, мы никак не афишируем и не издаем об этом альбомов. [Алексей Ананьев, «Ведомости», 2006]
• Несмотря на то что я закончил самую либеральную экономическую школу в мире, чикагскую, я не поклонник либерализма. Более того, считаю, что в чистом виде идеология либерализма вредна и проигрышна. [Алексей Ананьев, SmartMoney, 2006]
• Один из основателей IBM, Уотсон, сказал, что на любом рынке всегда есть место. На мой взгляд, это абсолютно верно, на любом рынке всегда есть возможность проявить себя, но с каждым днем требуется все больше сил и знания, одного желания недостаточно. И надо представлять, в чем заключаются твои конкурентные преимущества, ведь вокруг очень много людей, которые тоже хотят заработать миллиард и готовы прикладывать к этому достаточные усилия. [Алексей Ананьев, «Эксперт», 2007]
• Я думаю, что никогда нельзя быть до конца компетентным по всем вопросам и очень важно правильно расставлять для себя приоритеты. [Дмитрий Ананьев, «Ведомости», 2006]
• У меня нет никакой особой миссии, но у меня есть убежденность, что распоряжаться результатами бизнеса, которым я занимаюсь, нужно ответственно, отдавая себе отчет, что в конечном итоге все то, чем мы, как нам кажется, владеем, нам по-настоящему не принадлежит. Поэтому существенную часть средств мы с братом считаем необходимым тратить не на себя. [Алексей Ананьев, «Эксперт», 2007]
• Жизнь человека является высшей ценностью, но его личные амбиции, реализация гордыни не могут быть всеобщим принципом. Если в обществе каждый готов исходить в первую очередь из своих интересов и только потом может воспринимать кого-то другого — это уже какофония, а не симфония общественных и индивидуальных интересов. [Алексей Ананьев, SmartMoney, 2006]
• Наша общая позиция с Алексеем заключается в том, что не так важно, какой у тебя капитал. Эта гонка капитализации выматывает и не имеет смысла, это неполезно для человека, для семьи, для детей. Зачем участвовать в этом забеге? Что вам это первое место? [Дмитрий Ананьев, «Ведомости», 2006]
• Мы выбираем объекты для инвестиций, отвечающие одному из двух требований: либо обеспечивающие высокую операционную маржинальность, либо имеющие высокий потенциал роста рыночной стоимости в дальнейшем. [Алексей Ананьев, «Эксперт», 2007]
• На мой взгляд, возможность успешного слияния двух крупных организаций очень низка, и если это сильные компании, то слияние завершается зачастую тем, что одна команда поедает другую. Это долгий, мучительный и далеко не всегда идущий на благо акционеров процесс. [Алексей Ананьев, «Ведомости», 2009]
• Навязывать свои ценности — самое вредное, что можно придумать. [Алексей Ананьев, SmartMoney, 2006]
Предприниматель — это, к сожалению, работа, которая не выглядит респектабельной, а скорее относит людей в зону риска. [Дмитрий Ананьев, «Понедельник», 2011]
Показать спойлер


навязать ценности силой в принципе не получится, только соблазнить ими (ценностями) можно, но это искусство
Alippa
Тарико:
Показать спойлер
Владелец банка и водки «Русский стандарт» об успехе, Ричарде Брэнсоне и Forbes
Делать то, что хочу, — это принципиально. Если я не хочу идти на работу, я не пойду. Никто и ничто меня не заставит. [Forbes, 2006]
• Известные летчики и космонавты становились известными не потому, что им платили хорошую зарплату, а потому, что им очень хотелось летать. В этом — один из элементов успеха. Большое желание что-то сделать, вам очень нравится это делать, и у вас есть те или иные способности. Когда эти вещи совпадают, возникает ядерная реакция, которая дает вам гораздо больше возможностей для успеха, чем всем другим, у которых тот или иной элемент отсутствует. [«Эксперт», 2002]
• Я могу рисовать этикетку для бутылки водки два года. Не нравится мне этикетка — я сижу себе и дальше рисую. Я уверен, что таких людей в мире единицы. Они есть, но их единицы. [Forbes, 2006]
• Кризис 2009 года показал, что большинство корпораций у нас в плачевном состоянии, а потребители очень надежны. Как заемщики русские потребители превзошли все мои ожидания в части исполнения обязательств. Особенно в моногородах — люди не получали зарплату и продолжали расплачиваться. Я бы памятник поставил российскому потребителю, он себя очень честно повел. [«Ведомости», 2010]
• Я всегда выбирал конкретный вид бизнеса не только по тому принципу, что он принесет мне много денег. Ты должен быть excited about it, то есть воодушевлен тем, что делаешь. Все, что я делаю в жизни, я excited about it. Это мое огромное конкурентное преимущество. [Forbes, 2006]
• Я готов к любому партнерству, если от этого есть польза потребителю, стране и нам. [«Ведомости», 2007]
• Люди делают IPO, когда им не хватает денег, у нас их достаточно. Мы прибыльная компания. А если становиться публичными, будут какие-то люди в наблюдательном совете сидеть, мне нужно будет перед ними отчитываться. Зачем мне это? [«Коммерсант», 2007]
Я глубоко спокойный человек. Есть, действительно, люди очень хаотичные и гениальные. Но я не представляю себе нормального существования без очень спокойного внутреннего состояния. Например, если я чем-то раздражен, я могу уйти из офиса и не работать больше. Просто потому, что я могу принять неправильное решение. [Forbes, 2006]
• У меня все деньги в моем бизнесе, я в этом смысле простой человек. Я ничего не откладываю, нет вложений в акции или зарубежные активы. [«Ведомости», 2010]
Успех — это не цель, а признак. Каждый человек родился для того, чтобы что-то делать лучше всех. Успех важен, потому что он есть признак: то, что вы делаете, есть хорошая работа. [Forbes, 2006]
• Я никогда не думаю о материальном благосостоянии. Я больше думаю о рисках, не халтурю ли я, принимая то или иное решение, т. е. насколько я профессионально состоятелен. [«Ведомости», 2010]
Стремление к красоте — один из самых серьезных мотивационных элементов моего успеха. Почему, например, религия стала в свое время такой массовой? Не только потому, что люди боялись, как бы их не убило молнией, но и потому, что был построен очень красивый, заоблачный мир, в который люди верили. И он так отличался от их настоящей жизни. [«Эксперт», 2002]
• Я считаю, что «Русский стандарт» — более современное предложение рынку, чем Virgin, хотя бы потому, что мы позже начали. Ричард Брэнсон — очень успешный парень, и я отношусь к нему с большим уважением, но считаю, что он слишком много запустил проектов под брендом Virgin. Успешных всего несколько, а еще 20-30 где-то там болтается. Ему следовало быть осторожнее, а он говорит — да, о'кей, пусть будет бренд, допустим, «Virgin Свадьба» или «Virgin Поезда». [«Коммерсант», 2007]
• Я никогда не думал: «А! Я вот выпущу миллион карточек, и про меня напишет Forbes». Но Forbes тем не менее для меня важен. Это признак того, что я делаю свою работу лучше, чем другие. [Forbes, 2006]
Показать спойлер


хорошо сказал "я глубоко спокойный человек"...не факт, что правда, но сказано не плохо
Alippa
Фетисов:
Показать спойлер
Акционер Altimo («Вымпелком» и «Мегафон») о переговорах, инвестициях и аппетите
• Я не из тех, кому просто по приколу купить газету. Мне интересны активы, которые могут приносить деньги. [«Ведомости», 2011]
• Помню, на чемпионате Тульской области, еще мальчиком, я шел до последнего тура на первом месте. Дело зимой было, я здорово простыл. И вот последняя партия, соперник предлагает ничью. Если я соглашаюсь, я чемпион области по шахматам. Но у меня была выигрышная позиция, лишняя пешка, и я посчитал, что надо довести дело до конца. Партия затянулась, шла более двух с половиной часов. У меня поднялась температура, я вконец расклеился, зевнул фигуру и проиграл. Это был хороший урок — надо знать меру своим аппетитам. В игре, как в инвестициях, в первую очередь важен результат, ради которого ты играешь. Красота же имеет смысл только если ради нее не придется идти на слишком большие жертвы. [«Секрет фирмы», 2010]
• Я в своей жизни прочитал самую гениальную книжку по управлению, она называется «Я вас слушаю», где было доказано, что любой успешный предприниматель должен обладать качеством не говорить, не убеждать, а именно слушать. [«Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым», 2010]
• Самая главная системная проблема в России — это отсутствие конкуренции. Единственное, что может тебя заставить становиться лучше, — это угроза того, что тебя сожрет твой сосед по рынку. А тут бояться нечего, соседей немного, и они такие же неэффективные. [«Ведомости», 2011]
• Если мы хотим здоровой конкурентной среды — не нужно за рынок решать, сколько на нем должно быть игроков. [Slon.ru, 2011]
Самое страшное в жизни — это пожалеть о том, что ты что-то не сделал. Пожалеть о том, что ты допустил какую-то ошибку — это не так страшно, чем просто пожалеть о том, что ты что-то не сделал. Поэтому главное — действовать! И главное не программировать себя на неудачу и на неуспех и не расстраиваться, если эта неудача будет. Надо помнить: любой путь к успеху, для того, чтобы его совершить, надо сделать шаг. Не гадать на ромашке и не мечтать, а думать о движении, выверять этот шаг и делать его рациональным. И очень хотеть и желать этого успеха. [«Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым», 2010]
Я как фанатичный инвестор практически все пускаю в инвестиции. [«Ведомости», 2011]
• Я в принципе довольно редко совершаю сделки. Если в год две-три сделки реализую, я считаю это успехом. В проекте нахожусь ровно столько, сколько он показывает рентабельность, которая мне интересна. Если это стандартные 10-12%, а не хотя бы 50%, я выхожу из проекта. Не хочу быть каким-нибудь металлургическим королем, сидеть вечно на активах, приносящих минимальный доход. Я инвестор и хочу оставаться таковым. У каждого проекта есть срок жизни, для меня это от одного до десяти лет. [«Секрет фирмы», 2010]
Очень важное качество — это умение вести переговоры. У нас, к сожалению, культура ведения переговорного процесса очень слабо развита. Я, например, не сажусь за стол переговоров, если не понимаю, почему эта сделка выгодна моему контрагенту. А у нас часто ведутся переговоры с одной целью — обмануть, схитрить, еще что-то сделать. [«Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым», 2010]
Мы просто обречены на отставание, пока в нашей стране чиновник зарабатывает больше, чем бизнесмен. Это почти что приговор, когда узнаешь, что, по всем опросам, молодые люди, студенты мечтают стать госслужащими. Раньше хотя бы космонавтами мечтали стать. А теперь все хотят управлять распределением общественных благ, а что-то придумывать, производить никто не хочет. А кто создавать-то эти блага будет, откуда им взяться? [«Ведомости», 2011]
• Через 20 лет 90 из ста первых позиций в рейтинге Forbes будут занимать китайцы. Там масштабы фантастические. [Forbes, 2010]
• Я слишком требователен и к себе, и к окружающим. Страдаю перфекционизмом. Вернее, от этого страдают мои подчиненные. Люблю, чтобы дело делали до конца и так, чтобы придраться было невозможно. Терпеть не могу неточности, приблизительности. Пусть мне лучше честно скажут, что не хватило мозгов или времени выполнить порученную работу, чем подсовывают полуфабрикат.
• Я никогда не занимался скрупулезным подсчетом своих денег; для того чтобы быть счастливым, размер состояния не имеет такого уж принципиального значения. Если твое состояние $200 млн, то ты можешь удовлетворить потребности, которые может удовлетворить, к примеру, Билл Гейтс. Все, что за пределами этой суммы, — просто некая условная оценка твоего успеха в бизнесе. [«Ведомости», 2011]
Показать спойлер

...остается понять почему тогда твой "Мой банк" лишился лицензии, ты пошел под следствие по подозрению в выводе активов и пришлось создать прецедент и выплатить долги банка из личного капитала - 15 лярдов, не кот начхал, ну и ПРЕЦЕДЕНТ создан!
Alippa
Рогачев
Показать спойлер
Основатель сетей «Пятерочка» и «Карусель» о России, бесполезности образования и деньгах
• Все, что мы создали, мы создали с нуля. [«Эксперт», 2007]
• Для того чтобы заниматься чем-то успешно, не обязательно иметь образование. Побеждают не умные и не образованные, а побеждают активные. [«Деловой Петербург», 2008]
• Россия — самая свободная страна в мире с точки зрения организации рынка труда. Это означает, что любой работник, если он действительно недоволен чем-то, может всегда уйти к конкуренту или в другую отрасль. Хороших людей всегда не хватает. [«Эксперт», 2007]
В основе создания великих компаний (а великая компания это то, что вызывает удивление и уважение у профессионалов) лежит всего три вещи: видение, воля и ответственность. Видение — как создать эту компанию. Воля — потому что все будут этому сопротивляться, включая вас самого. Ответственность — потому что такая вещь не создается на неделю-две, великие компании живут долго. [«Деловой Петербург», 2008]
• Счастлив не тот, у кого много, а тот, кому хватает. [«Финанс.», 2011]
Если все вокруг говорят, что идея плохая, — это первый признак хорошей идеи. Идеи всегда в воздухе, нужно внимательно за ними смотреть и культивировать. Чтобы стать хорошим девелопером, достаточно было в детстве прочитать книги Джека Лондона. Они были во всех библиотеках. [«Деловой Петербург», 2008]
Россия, знаете ли, такая модная страна, все копируют друг друга, стадом бегут. Сначала были биржи и банки, потом розничные сети и девелопмент. [«Финанс.», 2009]
• Люди всегда ищут простое объяснение необъяснимым с их точки зрения вещам. Если у человека появились деньги, то откуда он их взял? Украл. Еще варианты: комсомольские или партийные деньги. Когда я заработал первую прибыль, нашлось много людей, которые сказали: это комсомольские деньги. Тогда была тема «золота партии». Когда про него все забыли, то стали говорить о протекции политиков. В Санкт-Петербурге нашим владельцем была объявлена жена Владимира Яковлева, а в Москве считали, что наш политический спонсор — Елена Батурина. Когда перед IPO мы объявили настоящих собственников «Пятерочки», все сильно удивились, ведь никаких громких имен там не оказалось. [«Финанс.», 2009]
Умным я просто притворяюсь. У меня четыре образования, и ничего, кроме зрения минус восемь, они мне не принесли. [«Деловой Петербург», 2008]
Всех денег не заработаешь. Надо дать другим заработать. На «Пятерочке» заработали мы, «Альфа» и инвесторы. Идеальный вариант. [«Финанс.», 2009]
Я считаю, что человек, который следует принципам и нормам поведения в компании, реально больше зарабатывает. Почему? Он становится более эффективным. Он быстрее учится. Он умеет управлять людьми. Соответственно, для него открывается возможность карьерного роста. [«Эксперт», 2007]
Я — инженер-предприниматель. Человек, который правильно строит устройство всего механизма. [«Финанс.», 2011]
• Самое большее достижение страны, что никого здесь не держат. Но те, кто ругают Россию, зачем-то возвращаются из-за границы и продолжают ругать. Я в таких случаях пример привожу. У меня товарищ поехал к родственникам в деревню и обнаружил, что в деревянном туалете дверь висит на одной петле, как и двадцать лет назад. Хозяин за двадцать лет не прибил два гвоздя. Это и есть сущность нашего поведения. У каждого есть какое-то свое пространство, которое он может улучшить локально, но этого не происходит. И это вопрос не управления, а ментальности, которая не меняется за двадцать лет. Но постепенно все улучшается, а будет еще лучше. Сравните, что есть сейчас и было десять лет назад. Каждый может улучшить пространство хотя бы вокруг себя, в зоне своей ответственности, и тогда из множества небольших изменений сложится один большой позитивный шаг масштаба страны. [«Финанс.», 2009]
• Каждый человек — заложник своей паранойи. [«Финанс.», 2009]
Показать спойлер


скорее менеджер, т.е., таки да, "Инженер-предприниматель"(с) паранойю я не понял зачем приплел. Если все параноики, то наша планета - это такой дом дом для умалишенных специально подвешенный на окраине Галлактики?
Alippa
Мильнер
Показать спойлер
Совладелец Facebook, «ВКонтакте» и Mail.ru об интернете и бизнесе
• Я считаю, Рунет сегодня предельно открытая система со свободной конкуренцией. [«Секрет фирмы», 2009]
• Меня впечатлили две вещи в интернете: экономика масштаба, когда небольшое количество людей может предоставлять сервис огромному количеству, и то, что называется user generated content, — ты занимаешь некую «недвижимость» в интернете, даешь людям правила игры, они туда приходят и начинают создавать что-то в невероятных масштабах. [Forbes, 2010]
• Перед молодыми людьми открываются сейчас уникальные возможности. Так, порог входа в технологический бизнес экспоненциально падает. Например, 10 лет назад, чтобы запустить стартап, были нужны несколько миллионов долларов. Уже несколько лет назад можно было обойтись сотнями тысяч долларов, а сейчас фактически не нужно ничего. Можно просто сесть, написать приложение для социальной сети и вырастить из этого большой бизнес. Более того, уже не нужно даже иметь своих серверов. Это может быть продукт чистого разума, и он никогда не был так близко к пользователю, как сейчас. Это одна из причин того, почему я считаю, что сейчас наступает эра людей с математическим складом ума. [«Ведомости», 2010]
Все успешные интернет-компании мира управляются программистами. А любые попытки передать управление непрограммистам имели плачевные последствия. [Forbes, 2010]
Наш основной принцип — сесть в одну лодку с основателями и не делать ничего такого, что бы противоречило их интересам. Корпоративный активизм в технологической отрасли — это не наш метод. [Forbes, 2010]
• Почему нам, а не другим Facebook дал проинвестировать эту покупку? Мы очень комфортные. [Forbes, 2010]
• Я не считаю, что есть традиционная экономика и «новая». Экономика одна, но мы живем во время быстрых изменений этой экономики, и инструментом этих изменений в данном случае является интернет. [«Ведомости», 2010]
Проект, растущий без рекламной поддержки,— вот лучший опережающий индикатор. Это значит, такой проект нужен людям. [«Секрет фирмы», 2009]
• Самая эффективная бизнес-модель в интернете — это freemium: 90–95 процентам пользователей услуги предоставляются бесплатно, а зарабатывают на 5—10 процентах. Тот же Google — это freemium: миллионы людей пользуются поиском, картами, новостями и всеми другими его сервисами бесплатно, а зарабатывает он на нескольких процентах, которые кликают на рекламу. [«Эксперт», 2010]
• Я думаю, что со временем социальная сеть будет так хорошо знать про ваши увлечения, что сможет найти ранее не знакомого, но интересного вам человека на другом конце света. [«Ведомости», 2010]
Показать спойлер


Я бы тоже не отказался "сесть в одну лодку с основателями и не делать ничего такого, что бы противоречило их интересам....Это может быть продукт чистого разума"(с) это близко моей ленивой природе и склонности созерцать свой чистый разум))))
Alippa
Каменщик:
Показать спойлер
Председатель совета директоров аэропорта Домодедово о покровителях, иммунитете и преимуществе технологий перед людьми
• Мы достоверно знаем, что у нас нет покровителей. [Slon.ru, 2009]
• Команда в нашем понимании — это не те люди, которым мы доверяем, которых давно знаем, с которыми делали какие-то дела, и т. д. Команда — это те, кто по целому ряду причин подходит для выполнения конкретных задач. Я имею в виду возрастные признаки, мотивацию, профессиональную подготовку, готовность жить в Домодедовском районе или в Московской области. Понятие «команда» не имеет никакого отношения к личной преданности и лояльности. [«Экономические стратегии», 2005]
• По мере того, как нас проверяют, иммунитет к проверкам растет. В начале этого пути сотрудники испытывали страх. Пришли с обыском — все хватаются за голову. Теперь никто даже не прекращает работу: «Пожалуйста, заходите. Вот бумаги, пожалуйста. Протокол только не забудьте подписать». Ни у кого не возникает вопроса, можно ли работать в таких условиях. Привыкли. [Slon.ru, 2009]
• Почему мы считаем нужным не разглашать информацию о конечных собственниках? Жизнь корпорации несколько стабильнее в ситуации, когда конечные собственники не раскрыты. Физическое лицо или физические лица могут быть объектами атаки. Рейдерской атаки. Если они неизвестны или неизвестны достоверно, то, следовательно, объект для атаки исчезает. [Forbes, 2011]
Любимое дело каждого предпринимателя, который живет на трудовые доходы, — работать с себестоимостью. [Slon.ru, 2009]
• У нас есть несколько статей, по которым мы увольняем. «Высшая мера» полагается за следующие нарушения: коррупция, хищение, алкоголизм, наркомания, сокрытие или предоставление ложной информации при служебном расследовании. Ты можешь принести убытки на несколько миллионов долларов, и, если ты все добросовестно рассказал, тебя не допустят до самостоятельной работы, переведут на другую должность, но не уволят. Но если ты исказил факты при расследовании, это точно увольнение. [SmartMoney, 2008]
• В нашей организации меньше распространены коррупция и интриги, чем в среднем по стране. [Slon.ru, 2009]
• В оплате труда у нас практически нет того, что называется «ставка», когда работнику платят, по сути, за то, чтобы он приходил на рабочее место и соблюдал дисциплинарные правила вроде не курить на рабочем месте и не есть бутерброды у себя в кабинете. Зачем нам присутствие на рабочем месте и соблюдение правил о бутербродах и курении? Мы привязываем людей функциональными методиками оплаты труда: результат работы измеряется и зарплата ставится в соответствие с оцифрованными результатами работы. [Slon.ru, 2009]
• Мне любое упоминание не нравится. Не люблю публичных мероприятий. Не люблю всего, что связано с известностью, ни в какой форме. Мне нравится тишина, ограниченный круг лиц. [Forbes, 2011]
• Чем больше ты можешь удерживать в своей орбите талантливых людей, тем меньше они тебе нужны. Если алгоритмы внутреннего взаимодействия поставлены плохо, то талантливые люди приходят в соударение и разбегаются. Если же ты умеешь управлять этими конфликтами, что подразумевает очень хорошую технологическую наработку, то тогда можешь удерживать их больше. Одновременно с этим ты в них меньше нуждаешься: чем лучше поставлены процессы, тем меньше их результат зависит от дарований и талантов своих работников. [Slon.ru, 2009]
Как вы думаете, что является нашим главным ресурсом? Система, технология. Придумай людям эффективную формулу оплаты труда, и они становятся такими лояльными, такими старательными, что не нарадуешься. А люди — они есть у всех. Невозможно иметь больше гениальных сотрудников на тысячу персонала, чем в среднем по стране. [SmartMoney, 2008]
Техника должна работать в режиме, близком к автоматическому, а сотрудник (там, где он неизбежен) должен чувствовать себя астронавтом, с которого снимается вся телеметрия, при этом она не просто известна центру управления полетами, но и экспортируется в зарплату по заранее согласованному алгоритму. [Slon.ru, 2009]
• У меня есть много недостатков, но я не хитрю. [Forbes, 2011]
• Мы ездили по западным аэропортам, разговаривали с коллегами. И денег не надо никаких платить, если кому-то хочется поделиться боевым опытом. А консультантов мы никогда не нанимали. Ну вот приехали они: дорогие запонки, «давайте мы вам напишем feasibility study». Это все не работало, потому что вам рассказывают то, что вы давным-давно уже знаете, только за очень большие деньги. И советы эти воплощать в жизнь никто за вас не будет. Бизнес-культуру нельзя пересадить. [«Ведомости», 2005]
Если в компании все зависит от одного человека — это плохой бизнес. [SmartMoney, 2008]
Показать спойлер


"Если в компании все зависит от одного человека — это плохой бизнес"- контрреволюционные вещи говоришь, посодють(ттт). а так 100%-ый брат-менеджер
Alippa
Ноготков:
Показать спойлер
Владелец группы «Связной» об ошибках, преимуществе России и случайностях
• Для меня важно, открываю я для себя что-то новое или нет. [Forbes, 2009]
Я считаю, что самую высокую прибыль дают правильные назначения людей. Секрет успеха — правильные люди на правильных местах с правильной мотивацией. Умение работать с людьми важнее любых технологий. [«ТАСС-Телеком, 2011»]
• Я не могу вспомнить ни одной собственной ошибки. Оглядываясь назад, я могу сказать, что ошибок не бывает. Бывает просто выбор. Ты сделал такой-то выбор, и он привел к определенному развитию событий. Выбор мог быть иным, он привел бы к другому развитию событий. Но я точно не отношусь ни к одному своему решению как к ошибке. [«Свой бизнес», 2011]
Я не верю в успех проекта, если душа к нему не лежит. Я бы ни за что не занялся ни общественным питанием, ни сельским хозяйством, ни добычей сырья. [Forbes, 2009]
Большинство моих проектов – результат случайностей: какие-то встречи, разговоры. Я стараюсь использовать все возможности, которые открываются на моем пути. [РБК, 2011]
• Я хочу построить компанию, которая будет существовать после меня. В любой большой компании стоит вопрос: а что с ней будет после того, как человек, который ее основал, отойдет от управления. На мой взгляд, то, что Дмитрий Зимин передал компанию «Вымпелком» в управление профессиональным менеджерам и она продолжает развиваться — очень хорошее достижение. Я стремлюсь к этому. [«Финанс», 2005]
• Каждый человек в чем-то силен, а в чем-то слаб. Пытаться найти человека, который одинаково хорош во всем, – это безумие, таких людей не бывает. Мы подбираем команду таким образом, чтобы два человека компенсировали слабости друг друга. [«Свой бизнес», 2011]
• «Связной» всегда смотрел на доходность и рентабельность инвестиций в моменте. Мы вкладывали в развитие бизнеса только те деньги, которые реально имели. Наш принцип был таким: «Мы будем развиваться ровно с той скоростью, которая позволит нам иметь чистую прибыль на конец года». Остальные компании развивались по принципу: «Нас не волнует, какая у нас сегодня прибыль, мы сейчас построим что-то большое и потом кому-нибудь это продадим». И они развивались все это время с отрицательной чистой прибылью. Кому-то, как «Евросети», повезло. И они успели вовремя выскочить из отрицательного финансового результата в капитализацию. Остальные в кризис посыпались. [«Финанс», 2011]
Предприниматель — человек, который обладает харизмой, видением. Но если его идеи не структурировать, если за ним не идет тыловое обеспечение, более осторожные люди, то конструкция становится опасной. Часто встречаю ситуацию, когда связка из двух людей работает лучше, чем предприниматель-одиночка. [Forbes, 2009]
• Почему я не в политике? Потому, что мне интересно то, что я делаю. И я в этом эффективен. В бизнесе сегодня правила игры более понятны и прозрачны, чем в политике. [«ТАСС-Телеком, 2011»]
• Самый большой плюс в России — конкуренция на другом уровне и огромное количество незатронутых тем. Лет тридцать еще можно будет с Запада идеи привозить и здесь развивать. [Forbes, 2009]
• «Связной» старается ни с кем не воевать. Это касается и бизнеса, и общества, и власти. [«Финанс», 2005]
• Россия... Для меня это что-то родное, с чем я связан корнями. Бабушки, дедушки, прадеды. Здесь есть то, что не заменит море, теплый воздух. Просто ощущение Родины, ощущение, что ты не в гостях, а дома, но, конечно, дом нужно ремонтировать. [«Финанс», 2005]
• Самый важный критерий оценки у меня внутри. Я сам умею оценивать, где я был, где нахожусь, что я умею делать хуже, что лучше. [«Свой бизнес», 2011]
Показать спойлер

Менеджер говорит строго по курсу МВА:
"Предприниматель — человек, который обладает харизмой, видением. Но если его идеи не структурировать, если за ним не идет тыловое обеспечение, более осторожные люди, то конструкция становится опасной. Часто встречаю ситуацию, когда связка из двух людей работает лучше, чем предприниматель-одиночка"
"Секрет успеха — правильные люди на правильных местах с правильной мотивацией. Умение работать с людьми важнее любых технологий"
Alippa
Авдеев:
Показать спойлер
Владелец Московского кредитного банка и отец 20 детей о честной работе, McDonald's, везении и опасности любви в бизнесе
Каждый бизнес для меня всего лишь бизнес, который рано или поздно будет продан. Это правила игры. В некоторых бизнесах, например в банке, я веду себя как стратегический инвестор, а в других лишь пассивно участвую. [«Финанс», 2008]
• Банк — это достаточно скучный бизнес, но надо честно каждый день ходить на работу и честно работать. [Forbes, 2011, из неопубликованного]
Все плохие решения банкиры принимают в хорошие времена. Попадешь в такой оазис, где совсем нет конкурентов, — гарантированно наплодишь кучу плохих решений, возьмешь на себя кучу ненужных рисков. Это, может быть, звучит парадоксально, но для уменьшения рисков нужна конкуренция. И особенно пристально за рисками надо следить именно в хорошие времена — в кризис-то это и так происходит, автоматически. [«Ведомости», 2011]
• Я глубоко убежден, что человек живет не для того, чтобы зарабатывать много денег. Бизнес — это образ жизни, это возможность что-то создать. Это всегда инструмент, а не цель. [Сайт Романа Авдеева]
• Можно ли назвать банк главной любовью в бизнесе? Так говорить опасно, в бизнесе нет любви — есть только расчет. [Forbes, 2011, из неопубликованного]
• Не мною сказано, что бизнес — это искусство. А розничный бизнес, на мой взгляд, искусство вдвойне. В этом плане, мне нравится постановка бизнеса в McDonald's. Человек приходит в ресторан, вступает в коммуникацию с сотрудниками, получает именно то, что хочет, и довольный уходит. И никакого напряжения в этой коммуникации не возникает — все поразительно естественно. [Сайт Романа Авдеева]
• Некоторые состоявшиеся бизнесмены, когда рассказывают об истории своего успеха, любят употреблять такое выражение, как «предпринимательское чутье». Я предпочитаю говорить о случайности и везении. Но на одном везении далеко не уедешь и долгосрочного успеха не построишь. А значит, надо работать. Вообще, для меня успех — это драйв, это динамика. Если бы меня попросили привести ближайший синоним слова «успех», то я бы сказал — «динамика». [Сайт Романа Авдеева]
Главное в бизнесе — чувство момента и быстрота принятия решений. [Forbes, 2011, из неопубликованного]
• Конечно, хотелось бы, чтобы российская экономика была более открытой и конкурентоспособной, больше привлекала иностранных инвестиций, меньше зависела от сырьевого экспорта. Но я не занимаюсь экономической политикой. Я просто каждый день прихожу на работу и стараюсь честно эту работу делать. По-моему, людей, которые делают то же самое, а не погружаются в бесплодную критику, у нас явно в стране не хватает. Каждый должен заниматься своим делом, в котором он профессионал. [«Ведомости», 2011]
Я не собираюсь оставлять наследство детям. Карл Маркс в свое время высказал претензии к капиталистической системе — все эти требования система решила, кроме одного — вопроса с наследством. Поэтому я за вариант Билла Гейтса. [Forbes, 2011, из неопубликованного]
• Возможно, кто-то подумает, что я лукавлю, но меня абсолютно не трогает тот факт, что моя фамилия появилась в знаменитом списке Forbes. Ни до, ни после этого обстоятельства ничего в моей жизни и бизнесе не изменилось. Не удивительно, что никто из хорошо меня знающих людей и не подумал поздравить с этим событием. Для меня гораздо ценнее, что читателей Forbes больше заинтересовали не вопросы моего бизнеса, а более вечные семейные ценности. [Сайт Романа Авдеева]
Показать спойлер


"Все плохие решения банкиры принимают в хорошие времена"(с) и наверное не только банкиры, инвесторы тоже. Но может потому и возникают кризисы как синергия плохих решений инвесторов?
Alippa
Касперский
Показать спойлер
Основатель «Лаборатории Касперского» об экспансии, успехе, ошибках и «кролике под елкой»
• Компьютер не принес в мир ничего нового. Это все та же информация, просто в более удобном виде. Это те же самые базы данных, но теперь их можно уместить на одной флешке, а не в двух чемоданах. [«Русский репортер», 2008]
• Миссия компании — спасти мир от компьютерного зловредства. Вот и все. [«Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым», 2010]
• Догадка, что сами антивирусные компании пишут вирусы, верна настолько же, насколько правдивы теории о том, что пожарники сами поджигают дома, а врачи травят пациентов. Страшно подумать, чем тогда занимаются метеорологи, вулканологи и примкнувшее к ним МЧС. [Lenta.ru, 2008]
• Все мои средства инвестированы в компанию. Лишь немногие сегодня относятся к деньгам как к кислороду. Конечно, без кислорода нельзя. Но вспоминать о нем нужно, когда его не хватает. А жить стараться так, чтобы кислорода хватало всегда. [«Финанс», 2010]
• Российские производители программных продуктов боятся выходить на зарубежные рынки, просто боятся. Не понимают культуры, не понимают, как вести бизнес. Они не говорят по-английски. У них заграница заканчивается Анталией раз в год. Я разговаривал с такими людьми. Говорю: «Ребята, российский рынок IT и софта — копейки по сравнению с зарубежными рынками». Они говорят: «Ну, да. Но нам и здесь хорошо». Это тупиковая ветвь развития. [«Русский репортер», 2008]
Не бойтесь совершать ошибки, не бойтесь экспериментировать, не бойтесь много работать. Возможно, у вас ничего не получится, возможно обстоятельства будут сильнее вас, но потом, если вы не станете пробовать, вам будет горько и обидно за то, что вы не попробовали. [«Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым», 2010]
Хороший СЕО не должен тратить свое время на рабочем месте. У меня небольшой кабинет, потому что я провожу здесь крайне мало времени. Я в основном бегаю по компании, езжу по офисам, по мероприятиям. Стараюсь вести себя активно. Я очень не люблю кому-то звонить по телефону, не люблю вызывать кого-то к себе в кабинет, я лучше сам схожу. Заодно посмотрю, что там происходит. [CEO, 2011]
• Я понимаю, что рано или поздно компания будет развиваться без меня, поэтому постепенно готовлю почву. Мой стиль управления сильно отличается от традиционного: я не провожу ежедневные встречи с менеджерами, не занимаюсь оперативной деятельностью, не лезу в детали. Вместо этого я собираю команду правильных людей, постоянно ее усиливаю и даю всем полную свободу. Кстати, такой метод управления в чем-то совпадает со стилем работы Ричарда Брэнсона. [CRN, 2010]
• Нужно понимать, что экономика давно стала глобальной. Не имеет перспектив компания, которая остается исключительно российской, работающей на местный рынок. Рано или поздно придут аналогичные глобальные компании, которые уберут локальных игроков. [«Русский репортер», 2008]
• IPO — это не синоним успеха. В мире есть как очень успешные частные компании, так и неуспешные публичные. Меня волнует, что с компанией будет через 10, 20, 50 лет, поэтому наша стратегия предполагает инвестиции в проекты, которые сыграют не сегодня, а завтра и даже послезавтра. Этого требует развитие самой индустрии. А статус публичной корпорации предполагает контроль краткосрочных результатов. Поэтому нам выгодно оставаться частной компанией, в этом наше преимущество. [«Ведомости», 2011]
• Главная задача любого государства — его экономический рост. На вопрос «Хочешь быть богатым или свободным — с длинным языком, но с голой задницей?» большинство ответит, что богатым. [«Русский репортер», 2008]
• Сегодня я — эдакий ходячий человек-бренд. Не скрою, смысл моей жизни заключается в экспансии, хочу завалить весь мир своей продукцией. Мне нравится захватывать новые территории. Меня заводит успех. Вполне нормальное желание для любого мужика. [Story, 2009]
Моя теория правильного поведения: я ее называю «кролик под елкой». Есть два варианта поведения: первый — это сидеть под елкой кролику, [второй] — быстро бегать. Так вот, если ты сидишь под елкой, у тебя есть только один вариант, тебя кто-нибудь найдет и трахнет. Если же ты бегаешь быстро, у тебя есть [еще] два варианта: либо тебя догонит кто-то более быстрый и трахнет, либо ты найдешь того, кто сидит под елкой. Вот секреты бизнеса от Евгения Касперского. [«Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым», 2010]
Показать спойлер

по-моему лукавит и не договаривает как любой бывший КГБ-ист если они бывают бывшими
"я не провожу ежедневные встречи с менеджерами, не занимаюсь оперативной деятельностью, не лезу в детали. Вместо этого я собираю команду правильных людей, постоянно ее усиливаю и даю всем полную свободу....не люблю кому-то звонить по телефону, не люблю вызывать кого-то к себе в кабинет, я лучше сам схожу. Заодно посмотрю, что там происходит...Если же ты бегаешь быстро, у тебя есть [еще] два варианта: либо тебя догонит кто-то более быстрый и трахнет, либо ты найдешь того, кто сидит под елкой....Не имеет перспектив компания, которая остается исключительно российской, работающей на местный рынок.Рано или поздно придут аналогичные глобальные компании, которые уберут локальных игроков"(с)
Alippa
хорошо сказал "я глубоко спокойный человек"...не факт, что правда, но сказано не плохо
Факт! Ваще как удав. Особенно на фоне бывшего шефа - все бегали и боялись, орал так, что стекла дрожали. Тарико больше из разряда "не мытьем так катаньем". Но свое отжимал, медленно но верно
kir_sf
ценное качество
Alippa
Волож
Показать спойлер
Основатель «Яндекса» о технологиях в бизнесе, конкуренции и понимании между машиной и человеком
• «Яндекс» — это технологии. А технологии — это люди. [«Секрет фирмы», 2010]
• Еще три года назад были разговоры, что интернет — это такая область, где уже существуют все эти «Мейлы», «Рамблеры», «Яндексы», «Гуглы», и туда уже не пробиться. Потом пришли «Одноклассники» и «ВКонтакте». Будут и другие новые компании. Сеть у всех на расстоянии одного клика, и если есть стоящая идея — бери и делай. [Kreml.org, 2009]
• Кризис — хороший повод внести ясность: каждый должен понять, для чего он существует. Закрыть проект и уволить персонал всегда можно, главное в кризис — выделить главное и заниматься им. [«Ведомости», 2008]
• Я знаю, как запускать новые технологии и сервисы. А социальные сети — это совсем не про это, это про тусовку. Мы интроверты: сидим себе и стучим по клавишам. Чтобы развлекать массовые аудитории, нужно быть другими. [«Секрет фирмы», 2010]
• Национальный портал — вещь цивилизационная, а не только технологическая. «Яндекс» в России (как и Google в Америке) — это не только технологии, но и определенный подход к жизни и к бизнесу. [«Финанс», 2009]
• Чтобы сюда люди приезжали, хорошо было бы, например, немного перенастроить миграционное законодательство. Похоже, что оно писалось в основном под регулирование потоков гастарбайтеров на стройки. Поэтому сегодня сложно пригласить в Россию высококлассного специалиста, скажем, из Украины. [Kreml.org, 2009]
• Не все технологии можно превратить в бизнес. [«Секрет фирмы», 2010]
С выходом на рынок Турции нам пришлось перестроить свои мозги так, чтобы работать с другим рынком, с другим языком: нанять там людей, научиться с ними разговаривать. Сделать из локальной компании международную — это равносильно ее удвоению. Не по количеству ресурсов, а по затраченным ментальным усилиям. [«Коммерсант», 2011]
Заниматься просто так технологиями неинтересно, мы же не сумасшедшие ученые. Хочется заниматься теми технологиями, которые кому-то нужны. А раз нужны, то человек готов отдавать за них какие-нибудь очки, например деньги. [«Секрет фирмы», 2010]
• В любой отрасли объединение двух компаний — большая проблема. Половина этих объединений не работает из-за разницы культур в компаниях. А тут вообще весь бизнес построен только на том, что «встретились несколько интересных людей». Давайте объединим, скажем, Театр Сатиры и «Ленком». Оба ведь хорошие, вместе еще лучше будет? Но они разные. Механического соединения недостаточно, химия не заработает. Поэтому «Яндекс» не скрестить с Google или Microsoft. Это чудо, что в стране случился «Яндекс». Важно его не поломать, и мы несем ответственность за это. [«Финанс», 2009]
• Я считаю «Яндекс» стратегической компанией. [«Ведомости», 2008]
Нужно придумывать продукты и приложения для себя, и когда-нибудь ими станут пользоваться по всему миру. [Kreml.org, 2009]
• Бессмысленно выходить на те рынки [поиска], где уже есть конкуренция. Но есть больше половины мира, где присутствует один игрок с долей значительно выше 90%. На этих рынках кричащий вакуум, и выход на них с хорошим продуктом, заточенным на локальный рынок, может принести успех. [«Коммерсант», 2011]
Конкурировать качеством продукта гораздо интереснее, чем конкурировать бизнес-схемами. [«Коммерсант», 2011]
• Добиться идеального понимания между машиной и человеком, наверное, невозможно. Но мы пытаемся. [«Секрет фирмы», 2010]
Показать спойлер


"главное в кризис — выделить главное"(с) и дался всем этот кризис))))
Alippa
Варданян
Показать спойлер
Председатель совета директоров «Тройки Диалог» о капитализме, капиталистах и иллюзиях
• Кризис показал, что в нашей стране очень много людей, которые считали себя бизнесменами и капиталистами, но при этом очень хорошо национализируют убытки и очень нехорошо забирают прибыль. Я себя с удивлением поймал на мысли, что они напоминают цеховиков, которые в советские времена производили товары на заводах в левом цеху. Все они тоже считали себя гениальными капиталистами и ждали, что, вот когда начнется рыночная экономика, они выиграют, потому что уже тогда занимались рыночными сделками. Потом рухнула вся система, и выяснилось, что эти ребята на самом деле не из капитализма, а из очень интересной системы, где все издержки и себестоимость лежали на государстве, а прибыль этими ребятами изымалась. [«Ведомости», 2010]
• Мне кажется, что мы живем в мире, где многие решения принимаются не из соображений экономической целесообразности и развития бизнеса, а исходя из интересов простого обогащения отдельных групп акционеров. [«Коммерсант», 2011]
• Очень долго у меня была иллюзия, что у нас всё неправильно, а вот там, на Западе, сейчас всё правильно, и вот я буду делать по международным стандартам. И когда ты понимаешь, что там тоже очень много двойных стандартов и очень много прогнившего, то очень многие вещи, которые я теоретически делал правильно, были как раз не нужны, потому что выяснилось, что [...] надо делать более жестко и более приземленно к реальному моменту. Быть слишком правильными тоже не надо. [«Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым», 2010]
• Прошло 20 лет с начала рыночных реформ, но всеобщая нелюбовь, неуважение, презрение к частному бизнесу, частной собственности остались. В стране, где на протяжении десятилетий уничтожалась любая индивидуальность, не приветствовалась яркость, где не произошло осуждение Сталина, где полстраны сидело, а полстраны охраняло и это оправдывалось великой целью — «мы в космос полетели», в такой стране очень сложно делать правильные вещи и вообще что-либо строить в долгосрочной перспективе. [«Ведомости», 2010]
Риск присутствует всегда, безрисковые вложения — это иллюзия. Каждый раз, когда мы считаем риски, оказывается, что они не имеют никакого отношения к реальности. Раньше считалось, что инвестиционный рейтинг на уровне AAA — это надежно, а мусорные облигации — плохо. А сейчас на этом самом AAA люди потеряли больше денег, чем на мусорных облигациях. [«Коммерсант», 2011]
Если человек не может никого убедить: ни своих друзей, ни своих родственников, ни банк — в том, что ему можно дать деньги в долг, значит он не будет предпринимателем. [The New Times, 2009]
• Притом что деньги в мире являются главным критерием успеха и многие живут по принципу «не пойман — не вор», современный развитый капитализм не равен этому принципу. К сожалению, нужно признать, что мы серьезно отошли от базовых законов, ведущих историю от Адама Смита. Например, меня всегда учили в университете, что публичными становятся только те компании, которым не хватает денег на развитие. И это самый дорогой способ привлечения денег. Возникает вопрос: зачем аудиторским компаниям становиться публичными? В чем экономический смысл? Ведь им не нужен большой капитал. А теперь аудитор, даже акционер, легко может перейти из одной компании в другую, его персональная ответственность свелась к минимуму. Другой пример — фондовые биржи. Зачем им статус публичных компаний? Здесь тоже возникает «вшитый» конфликт интересов: когда биржа становится публичной компанией, она начинает больше заботиться об интересах своих акционеров, а не клиентов. [«Коммерсант», 2011]
Капитализм — большая, фундаментальная проблема. Когда деньги являются универсальным измерителем успеха, система становится несовершенной и очень многие вещи страдают. И особенно страдают с точки зрения морали. [«Финанс», 2011]
Сейчас нет единственного надежного актива. Островков стабильности не существует. Поэтому у клиентов, располагающих большими деньгами, выход один — диверсификация. Тем, у кого денег меньше, лучше спокойно их тратить, чем сохранять. [«Коммерсант», 2011]
Человек должен верить в свои собственные силы, верить, что в жизни все зависит от него больше, чем от внешних обстоятельств. Конечно, есть ЧП, форс-мажоры, которые делают иногда страшные трагедии, но если этого не происходит, то все остальное, действительно, зависит от тебя самого, от твоей веры в самого себя, в свое окружение, людей. [«Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым», 2010]
Показать спойлер


"многие вещи... надо делать более жестко и более приземленно к реальному моменту. Быть слишком правильными тоже не надо...Если человек не может никого убедить: ни своих друзей, ни своих родственников, ни банк — в том, что ему можно дать деньги в долг, значит он не будет предпринимателем"(с) Хоть ты и успешный инвестбанкир и вовремя продал свою "Тройку" самонадеенному павлину Грефу, но не нравишься ты мне, извини...
Alippa
Рыболовлев
Показать спойлер
Бывший владелец «Уралкалия» о несовместимости страха и бизнеса, «крыше», капитале и адвокатах
• Когда понимаешь, что ты уже [...] владелец, то по-другому вникаешь в бизнес. Он становится более интересен, и ты выходишь из всех других «хвостов», чтобы тут получить максимум. [Forbes, 2008]
• Когда находишься в какой-то системе, особенно если это система госучреждения, свободы в принятии решений практически нет. Так или иначе ты подвержен какому-то регламенту. А в бизнесе [...] я неожиданно оказался предоставленным самому себе, и возможности для применения собственных сил оказались совсем другими. [«Ведомости», 2006]
Ко мне бессмысленно приходить без взаимовыгодных предложений. [Forbes, 2008]
• Крайне важно правильно выстраивать отношения со многими, в том числе с властью. [...] Сейчас уверен, что крупный бизнес не может существовать вне государства. [«Ведомости», 2006]
• Надежды все [в тюрьме] кончаются очень быстро на самом деле. Сначала ты думаешь, что это ошибка, что день-два-три — и весь этот кошмар закончится. Но где-то, наверное, недельки через две я понял, что эта ситуация не быстрая и что это не случайно. Это важный очень психологический эффект. Когда ты попадаешь туда [в тюрьму] , очень важно настроиться на то, что это твой дом и это надолго. Если этого не происходит, ты не можешь в нем жить и не можешь бороться. [Forbes, 2009]
• Я никогда никому не платил. Заходы со стороны, конечно, были. Но никакую крышу я ни с кем даже не обсуждал. Существуют определенные принципы. Они должны быть. Жизнь все время их испытывает, но для меня всегда было совершенно необходимо чувствовать себя самостоятельным и независимым человеком. Я не идеалист и понимаю, что абсолютной свободы не бывает, но любые посягательства на нее извне для меня неприемлемы. [«Ведомости», 2006]
Адвокатский бизнес — он хуже бандитского. Чем ты дольше сидишь, тем лучше адвокат. Найти порядочного человека среди адвокатов сложнее, чем среди кого бы то ни было. [Forbes, 2009]
Когда страшно — это начало конца. Бизнес и страх — несовместимые вещи, поэтому это чувство нужно уметь в себе контролировать. [«Ведомости», 2006]
• Капитал — такое дело, что если человек к нему не приспособлен, он может всю жизнь провести впустую. [Forbes, 2009]
• Я действительно непубличный человек и не люблю рассказывать о себе. [«Ведомости», 2006]
Показать спойлер


про адвокатов - жестко, но видимо настрадался.
"Когда страшно — это начало конца. Бизнес и страх — несовместимые вещи, поэтому это чувство нужно уметь в себе контролировать" если бы сказал как его контролировать, цены бы тебе не было