Я Вам пишу... Том второй.
57612
163
Серафимм
Я рвался к звёздам, срывая оковы,
Ломая мысли и чувства всем.
И свято верил, что совсем
Душа и тело стали новыми.
Но плакало сердце в долине счастья,
Где хлещет дождь из каленых стрел.
Там дешево счастье и все не у дел .
И там напился боли всласть я.
И небо стало черным,
Сталь стала как плоть мягка,
Но все, опьянев слегка,
Ушли путем неторным.
И дрогнул разум,
Потух и сник,
И не закричал , но сразу
Поник, как зимой цветник.
И падали с грохотом стены зданий,
Когда я сжимал холодный эфес,
Стоя в стране, где правит Бес,
Среди предметов без названий.
(Хэппик)
Buck
Не буди его окриком, не буди бабьим вздором,
Утро злое и мокрое освети не укором.
От румяного блинчика тонко дымка струится,
А на краешек ситечка села Синяя птица.
От румяного блинчика тонко дымка струится,
Глянь, на краешек ситечка села Синяя птица.

Ты пойми - от великого, от божественной сини
Нам дано многоликое свято женское имя.
От восторга до нежности, от любви до терпенья
Будем первою вечностью и последним твореньем.

А что солнце над полем ржи - не волнуйся, родная.
То придумано, помнишь ли, тоже, тоже не нами.
Знай, от сердца поющего - это просто и мудро:
Неизвестность грядущего, ты, любимый и утро. (Татьяна Бек)
Kolombina
................................ утро. (Татьяна Бек)

___________________

:безум: вот голова садовая!! это Раиса Нурмухаметова написала, а не Татьяна Бек))
Buck
Капли ледяных игл застыли
В последнем паденьи
Звезды тают в стеклянном снегу
В небе их отраженье

Я пророс из замерзшей земли, земли...
Разметался ветвями
Мои листья полны любви, любви…
Но сжираются тлями

Я увидел Джа солнечный лик
И умылся дождями
Я коснулся хрустальных границ небес
И прильнул к Земле-маме

Горы грудей поили меня
Раскаленною лавой
И чело оплетали мое
Все священные травы, травы, травы…

Я хожу по воде один, один
Потому что снег стаял…
В небе мой Господин, Господин…
А не в грязи стая
Buck
Когда русская проза пошла в лагеря -
в землекопы,
а кто половчей - в лекаря,
в дровосеки, а кто потолковей - в актеры,
в парикмахеры
или в шоферы, -

вы немедля забыли свое ремесло:
прозой разве утешишься в горе?
Словно утлые щепки,
вас влекло и несло,
вас качало поэзии море.

По утрам, до поверки, смирны и тихи,
вы на нарах слагали стихи.
От бескормиц, как палки, тощи и сухи,
вы на марше творили стихи.
Из любой чепухи
вы лепили стихи.

Весь барак, ках дурак, бормотал, подбирал
рифму к рифме и строчку к строке.
То начальство стихом до костей пробирал,
то стремился излиться в тоске.

Ямб рождался из мерного боя лопат,
словно уголь, он в шахтах копался,
точно так же на фронте из шага солдат
он рождался и в строфы слагался.

А хорей вам за сахар заказывал вор,
чтобы песня была потягучей,
чтобы длинной была, как ночной разговор,
как Печора и Лена - тягучей.

А поэты вам в этом помочь не могли,
потому что поэты до шахт не дошли.
(Борис Слуцкий)
Buck
Жареная рыбка,
Дорогой карась,
Где ж ваша улыбка,
Что была вчерась?

Жареная рыба,
Бедный мой карась,
Вы ведь жить могли бы,
Если бы не страсть.

Что же вас сгубило,
Бросило сюда,
Где не так уж мило,
Где - сковорода?

Помню вас ребенком:
Хохотали вы,
Хохотали звонко
Под волной Невы.

Карасихи-дамочки
Обожали вас -
Чешую, да ямочки,
Да ваш рыбий глаз.

Бюстики у рыбок -
Просто красота!
Трудно без улыбок
В те смотреть места.

Но однажды утром
Встретилася вам
В блеске перламутра
Дивная мадам.

Дама та сманила
Вас к себе в домок,
Но у той у дамы
Слабый был умок.

С кем имеет дело,
Ах, не поняла, -
Соблазнивши, смело
С дому прогнала.

И решил несчастный
Тотчас умереть.
Ринулся он, страстный.
Ринулся он в сеть.

Злые люди взяли
Рыбку из сетей,
На плиту послали
Просто, без затей.

Ножиком вспороли,
Вырвали кишки,
Посолили солью,
Всыпали муки...

А ведь жизнь прекрасною
Рисовалась вам.
Вы считались страстными
Попромежду дам...

Белая смородина,
Черная беда!
Не гулять карасику
С милой никогда.

Не ходить карасику
Теплою водой,
Не смотреть на часики,
Торопясь к другой.

Плавниками-перышками
Он не шевельнет.
Свою любу
Он не назовет.

Так шуми же, мутная
Невская вода.
Не поплыть карасику
Больше никуда.

(Николай Макарович Олейников)
bооster
как жизниииннаааа таааа :cray-1:
Buck
Агния Барто Старых стих как новый:улыб:
"Фотография в журнале —
У костра сидит отряд.
Вы Володю не узнали?
Он уселся в первый ряд.

Бегуны стоят на фото
С номерами на груди.
Впереди знакомый кто-то —
Это Вова впереди.

Снят Володя на прополке,
И на празднике, на елке,
И на лодке у реки,
И у шахматной доски.

Снят он с летчиком-героем!
Мы другой журнал откроем
Он стоит среди пловцов.
Кто же он в конце концов?
Чем он занимается?
Тем, что он снимается! "
Buck
Слушайте, у меня когнитивный диссонанс.

Смотрела один фильм, там читали стихотворение:

Я добровольный раб своей судьбы,
Я добровольный раб своей печали.
Мы то цари и боги, то рабы.
Мы то в конце дороги, то в начале.
Мы то в сиянье солнца, то в пыли,
Взлетели к звёздам - и опять упали.
Я господин и раб своей судьбы,
Я господин и раб своей печали.

От жажды умираю над ручьем.
Смеюсь сквозь слезы и тружусь, играя.
Куда бы ни пошел, везде мой дом,
Чужбина мне — страна моя родная.
Я знаю все, я ничего не знаю...


... и там ещё текст дальше.
Вторую часть я знаю - это одна из баллад Франсуа Вийона... А откуда взялась первая?.. Читали подряд. Я даже из интереса заглянула в подлинник - там нету такого начала.
Крыска
Ну, точно не из этого стихотворения Вийона. В "Балладе состязания в Блуа" строчка "Bien recueully, de'boute' de chascun" повторяется несколько раз в завершении. А в этой части - нет. Может, просто кому-то Вийона дополнить захотелось... :biggrin:
Buck
Вот мне и интересно, кого это угораздило...
Buck
Не штык - так клык, так сугроб, так шквал,
В Бессмертье что час - то поезд!
Пришла и знала одно: вокзал.
Раскладываться не стоит.

На всех, на всe - равнодушьем глаз,
Которым конец - исконность.
О как естественно в третий класс
Из душности дамских комнат!

Где от котлет разогретых, щек
Остывших... - Нельзя ли дальше,
Душа? Хотя бы в фонарный сток
От этой фатальной фальши:

Папильоток, пеленок,
Щипцов каленых,
Волос паленых,
Чепцов, клеенок,
О - де - ко - лонов
Семейных, швейных
Счастий (klein wenig!)?
Взят ли кофейник?
Сушек, подушек, матрон, нянь,
Душности бонн, бань.

Не хочу в этом коробе женских тел
Ждать смертного часа!
Я хочу, чтобы поезд и пил и пел:
Смерть - тоже вне класса!

В удаль, в одурь, в гармошку, в надсад, в тщету!
- Эти нехристи и льнут же! --
Чтоб какой-нибудь странник: "На тем свету"...
Не дождавшись скажу: лучше!

Площадка. - И шпалы. - И крайний куст
В руке. - Отпускаю. - Поздно
Держаться. - Шпалы. - От стольких уст
Устала. - Гляжу на звезды.

Так через радугу всех планет
Пропавших - считал-то кто их? --
Гляжу и вижу одно: конец.
Раскаиваться не стоит.
(Цветаева)
Buck
ты отравил бабочку с лицом человека
с сумеречными иссиня-черными крыльями
обречен помнить
помнить ее последний по-женски
безумный порыв

ненависть мнит себя цветочным бутоном
в ошибочных помыслах сияющего утра
черная пуховка запудривает светлую комнату
кошмарами сновидений
снова бабочка сторожит на стене
твой пугливый взгляд

погубленная тобой снова ищет тебя
сделавшаяся бесплотной тенью в шепоте ветра
крохотным ртом кусает тебя после смерти

обязательно чья-то захватила
зеленоцветное небо
чем больше стремишься к забвению
тем явственней бабочка мести
(с)
Buck
Не было ни Иванова, ни Сидорова, ни Петрова.
Был только зеленый луг и на нем корова.
Вдали по рельсам бежала цепочка стальных вагонов.
И в одном из них ехал в отпуск на юг Семенов.
Время шло все равно. Время, наверно, шло бы,
не будь ни коровы, ни луга: ни зелени, ни утробы.
И если бы Иванов, Петров и Сидоров были,
и Семенов бы ехал мимо в автомобиле.
Задумаешься над этим и, встретившись взглядом с лугом,
вздрогнешь и отвернешься - скорее всего с испугом:
ежели неподвижность действительно мать движенья,
то отчего у них разные выраженья?
И не только лица, но - что важнее - тела?
Сходство у них только в том, что им нет предела,
пока существует Семенов: покуда он, дальний отпрыск
времени, существует настолько, что едет в отпуск;
покуда поезд мычит, вагон зеленеет, зелень коровой бредит;
покуда время идет, а Семенов едет.
(с)
Buck
Ты стоишь в стакане передо мной, водичка,
и глядишь на меня сбежавшими из-под крана
глазами, в которых, блестя, двоится
прозрачная тебе под стать охрана.

Ты знаешь, что я -- твое будущее: воронка,
одушевленный стояк и сопряжен с потерей
перспективы; что впереди -- волокна,
сумрак внутренностей, не говоря -- артерий.

Но это тебя не смущает. Вообще, у тюрем
вариантов больше для бесприютной
субстанции, чем у зарешеченной тюлем
свободы, тем паче -- у абсолютной.

И ты совершенно права, считая, что обойдешься
без меня. Но чем дольше я существую,
тем позже ты превратишься в дождь за
окном, шлифующий мостовую. ©
Buck
My black face fades,
hiding inside the black granite.
I said I wouldn't,
dammit: No tears.
I'm stone. I'm flesh.
My clouded reflection eyes me
like a bird of prey, the profile of night
slanted against morning. I turn
this way - the stone lets me go.
I turn that way - I'm inside
the Vietnam Veterans Memorial
again, depending on the light
to make a difference.
I go down the 58,022 names,
half-expecting to find
my own in letters like smoke.
I touch the name Andrew Johnson;
I see the booby trap's white flash.
Names shimmer on a woman's blouse
but when she walks away
the names stay on the wall.
Brushstrokes flash, a red bird's
wings cutting across my stare.
The sky. A plane in the sky.
A white vet's image floats
closer to me, then his pale eyes
look through mine. I'm a window.
He's lost his right arm
inside the stone. In the black mirror
a woman's trying to erase names:
No, she's brushing a boy's hair.
(с)
презумпция
Навеяло топиком "Ваши бывшие супруги"

Вновь нахлынул
северный ветер.
Вновь весна
заслонилась метелью…
Знаешь,
понял я, что на свете
мы не существуем отдельно!
Мы уже –
продолженье друг друга.
Неотъемлемы.
Нерасторжимы.
Это – трудно
и вовсе не трудно.
Может,
мы лишь, поэтому живы…
Сколько раз
(я поверить не смею)
Неслучайно и не на вынос
Боль твоя становилась моею,
Кровь моя –
твоей становилась!..
Только чаще
(гораздо чаще!)
Поднимаясь после падений,
Нёс тебе я
свои несчастья,
Неудачи нёс и потери.
Ты
науку донорства знала,
Ты мне выговориться
не мешала.
Кровью собственной
наполняла.
Успокаивала,
Утешала…
Плыл закат –
то светлей, то багровей…
И с годами у нас с тобою
Стала общею –
группа крови,
Одинаковой –
группа боли.

(с)
нонэйм
хорошие стихи :роза: почувствовала как соскучилась по стихам :улыб:


любовь

кто ты,
вошедшая под ребро? –
ангел ли….демон ли…. птица…..зверь ли?
звери ведь тоже творят добро –
не сомневайся - а просто верь им…..
даже, разлив ненароком кровь,
думай о том,
что в тебя входила
вместе с холодным клинком клыков
тайным причастием чья-то сила -
точно……расчитанно от и до…
боги устали меняться в лицах..
кто ты,
вошедшая под ребро? –
ангел ли….демон ли….зверь ли….птица?
птицам ведь тоже бывает мал
плен небосвода без новых песен,
если никто никогда не рвал
пулей горячей навылет сердце….
если не падало вниз перо,
вензель кровавый чертя по небу..
кто ты,
вошедшая под ребро? –
ангел ли….птица ли…зверь ли…демон?
демон ведь тоже бывает свят -
гол……беззащитен……несчастен….тонок…
вечно творящий свой личный ад,
как заплутавший в ночи ребёнок….
льющий небесное серебро
в чан преисподней горячей лавой…
кто ты? -
вошедшая под ребро? -
демон ли……птица ли……зверь ли….ангел?
ангелы тоже хотели б знать –
что означает:
быть Божьим сыном?
как это:
плакать….. любить…..страдать….
быть ненавидимым…..и любимым?
что означает творить добро,
если и зло безусловный лекарь….
кто ты? –
вошедшая под ребро
слабому, смертному человеку? (Аманда Моррис)
Kolombina
Правда, хорошо. Спасибо. Созвучно моему настроению.:улыб:
нонэйм
А я не люблю бапские стихи. По мне, так последние два стиха именно бапские. Ну или романтИк (*кровь-любовь! Звести глаза в волнении сердца и всплакнуть... Они, наверное, тоже очень хорошие. Просто Я ЛИЧНО их не люблю.
Я люблю стихи филигранные, как ледяная мозаика Снежной Королевы, из которой поэт складывает слово "вечность"... как у Аненского... или уж такие стихи, как глоток жизни, как у Мандельштама)

CANZONE*


Если б вдруг ожила небылица,
На окно я поставлю свечу,
Приходи… Мы не будем делиться,
Все отдать тебе счастье хочу!

Ты придешь и на голос печали
Потому что светла и нежна,
Потому что тебя обещали
Мне когда-то сирень и луна.

Но… бывают такие минуты,
Когда страшно и пусто в груди…
Я тяжел — и, немой и согнутый…
Я хочу быть один… уходи!
(Аненский)
SkwоT
А я люблю всякие разные стихи, лишь бы они соответствовали моему настроению. Сегодня - Саша Черный, потом (может, не завтра) Есенин (хотя его я, скорее, не люблю). Иногда Анна Ахматова. Я не критик. Я - потребитель. Иногда Серафимм, иногда - Бродский. Ставлю их в один ряд сознательно. Всё - иногда, в зависимости от мироощущения на сегодняшний день. Сегодня я - баба. Завтра - Шрек. Здесь можно (надо ли) возразить? Тогда моя подпись будет ответом. Хочу слушать, допустим, "Ласковый май" в данную минуту, про Светку Соколову. И что?

ПС. А на мое сейчасное настроение именно то, что Вы запостили - "бапское" (с моей точки зрения. Что, ессно, не является истиной в последней инстанции). Ваше опубликованное мне сейчас кажется (почему-то) банальным и вычурным. На данный момент. Повторюсь: и что из того? Вас (почему-то) именно оно цепляет. Меня - нет. Спустя 10 лет я, может быть, проникнусь и заценю. Сейчас - не судьба. Все будет своевременно, но несколько позже (с)

Кому-то это нужно. Здесь и сейчас. Кому-то - где-то там и потом :улыб:
Buck
Ты меня не догонишь, друг.
Как безумец, в слезах примчишься,
а меня – ни здесь, ни вокруг.
Ужасающие хребты
позади себя я воздвигну,
чтоб меня не настигнул ты!
Постараюсь я все пути
позади себя уничтожить, –
ты меня, дружище, прости!..
Ты не сможешь остаться, друг...
Я, возможно, вернусь обратно,
а тебя – ни здесь, ни вокруг.

Хуан Рамон Хименес
doroteja
Главное, что бы Вы действовлаи так, как здесь сказано.

"Все пройдет" - это факт.

Все обойдется в лучшем виде,
Не спорь. Дыши. Прими урок.
Выходит срок любой обиде,
И жизнь - длинней, чем этот срок.

Пообомнется. Поостынет.
И вдоль пойдет - не поперек.
А там - беде или обиде,
Чему-нибудь , да выйдет срок.


И отодвинется. Отыдет.
Отбередит. И, тратясь впрок,
Не снизойдет к былой обиде
Душа. Но дай, но дай ей срок. (с)

Не ставьте крест на своей собственной жизни.

Всё - к лучшему. А почему - Вы потом найдете этому объяснение, может быть.
нонэйм
банальным и вычурным.
-------------------
Вот точно) Именно это)
Но это идеально, филигранно выполненная банальность и вычурность)
Как и северянинская скрипящая лаковым гламуром "каретка куртизанки в коричневую лошадь"))
А высокое - это Шекспир и Мандельштам) Или потрясающая божественная простота Пушкина "Прозрачно небо. Звезды блещут. Своей дремоты превозмочь не может воздух. Чуть трепещут прозрачных тополей листы..."
Мне интересно либо филигранное мастерство, либо мастерство + высокий поэтический талант.
Или уж неумелость, но глубокая искренность неофита) Серединка не вштыривает. (Я, конечно, о тех, кто публично заявляется поэтами или писателями)) Назвался, тскть, груздем...))))